7. Результаты опроса адвокатов о ситуации с соблюдением их профессиональных прав оперативно-розыскными органами, органами следствия, прокуратуры, ФСИН и суда, а также органами адвокатского сообщества
В апреле 2020 года Институтом права и публичной политики совместно с Федеральной палатой адвокатов Российской Федерации был проведён опрос, целями которого являлось углублённое исследование ситуации, связанной с нарушениями профессиональных прав адвокатов в России, и выработка предложений по её улучшению.

Анкета была подготовлена по итогам анализа практики Конституционного Суда Российской Федерации, Европейского Суда по правам человека, докладов международных и неправительственных организаций, и сообщений в СМИ, которые позволили выявить наиболее часто упоминаемые нарушения профессиональных прав адвокатов со стороны различных государственных органов и самого профессионального адвокатского сообщества.
Сведения об участниках опроса
В опросе приняли участие 284 адвоката из 68 субъектов Российской Федерации. Число респондентов по субъектам Российской Федерации распределилось следующим образом:
Оценивая стаж работы респондентов, можно отметить, что в опросе приняли участие опытные адвокаты: практически равное число респондентов имеют стаж от 5 до 15 лет (35%) и от 15 до 25 лет (31%), число респондентов со стажем более 25% составило 8%. В то же время доля молодых адвокатов среди респондентов также достаточно существенная – 21% со стажем от 1 года до 5 лет. Доля неопытных адвокатов со стажем менее 1 года составила 5%.
В части специализации респондентов следует отметить, что практически половина из них (49%) имеют специализацию в сфере уголовного судопроизводства и производства по делам об административных правонарушениях, а ещё 37% не имеют специализации. Доля лиц, специализирующихся в сфере гражданского и административного судопроизводства, составила 14%. Именно такое распределение респондентов может быть частично объяснено тем, что целью опроса являлось исследование ситуации с нарушением прав адвокатов как судом, так и правоохранительными органами и органами системы исполнения наказаний, взаимодействие с которыми более характерно для адвокатов, специализирующихся в сфере уголовного судопроизводства, а также тем, что именно в системе уголовного судопроизводства происходит наибольшее число нарушений профессиональных прав адвокатов.
При сравнении распределения респондентов по стажу работы и специализации преобладание специализации в сфере уголовного судопроизводства и производства по делам об административных правонарушениях оказалось характерным для всех категорий респондентов, однако, именно адвокаты с указанной специализацией составили наибольшую долю среди респондентов со стажем работы менее 1 года (60%) и со стажем работы свыше 25 лет (62,5%). Адвокаты со специализацией в сфере гражданского и административного судопроизводства также составили наибольшую долю среди респондентов со стажем работы до 1 года (20%), а наименьшую – со стажем работы от 1 года до 5 лет (8,2%). Наибольшая доля адвокатов, не имеющих специализации, также оказалась среди респондентов со стажем работы от 1 года до 5 лет (42,6%).

В целом необходимо отметить, что исследуемая выборка является репрезентативной по количеству респондентов с доверительной вероятностью 90% и доверительной погрешностью + 5%, а её структура максимально совпадает со структурой генеральной совокупности по основным характеристикам отбора, значимым с точки зрения задач исследования.
Нарушение прав адвокатов со стороны сотрудников оперативно-розыскных и следственных органов, прокуратуры (вопросы 5–42)

Проведение в отношении адвокатов оперативно-розыскных мероприятий

24,7% опрошенных заявили, что сталкивались в своей практике с проведением в отношении них оперативно-розыскных мероприятий с целью воспрепятствования их профессиональной деятельности. При этом 44,3% от числа опрошенных, заявивших о проведении в отношении них оперативно-розыскных мероприятий, сталкивались с указанным нарушением несколько раз, а 21,4% – многократно. Также необходимо отметить, что с указанными нарушениями сталкивались не только адвокаты, имеющие специализацию в сфере уголовного судопроизводства и производства по делам об административных правонарушениях, а также не имеющие специализации, но и адвокаты со специализацией исключительно в сфере гражданского и административного судопроизводства – 14,2%. Это может свидетельствовать о том, что оперативно-розыскные мероприятия в отношении указанных адвокатов проводились в целях получения информации об их доверителях по гражданским делам.
Имели ли место случаи проведения в отношении Вас оперативно-розыскных мероприятий с целью воспрепятствования Вашей профессиональной деятельности?
В разрезе стажа работы респондентов в наибольшей степени с указанным нарушением сталкивались адвокаты со стажем от 15 до 25 лет и от 5 до 15 лет. За ними следуют адвокаты со стажем более 25 лет и практически в равных долях адвокаты со стажем от 1 до 5 лет. Молодые адвокаты со стажем менее одного года с данным нарушением практически не сталкивались.
70 % респондентов, столкнувшихся с указанными нарушениями, обжаловали действия, нарушающие их профессиональные права, соответствующим должностным лицам, однако только на 50% жалоб были получены ответы, и лишь в 11,4% случаев были приняты положительные решения. В 45,7% случаев были получены отписки, а в 42,9% – имело место отрицание факта нарушения прав.
Вызовы адвокатов на допрос в связи с осуществлением профессиональной деятельности

С вызовами на допрос в связи с осуществлением профессиональной деятельности столкнулись 30,9% респондентов, причём 42,7% от числа заявивших о вызовах на допрос, сталкивались с данным нарушением несколько раз, и 9% – неоднократно. 28,3% респондентов, столкнувшихся с вызовами на допрос, имеют специализацию в сфере уголовного судопроизводства и производства по делам об административных правонарушениях, 36,6% – в сфере гражданского и административного судопроизводства и 31,9% – не имеют специализации. Это подтверждает многочисленные заявления в прессе и информацию неправительственных организаций о том, что нарушения прав адвокатов следственными органами часто выражаются в их допросах с целью получения информации об их доверителях по гражданским делам, чаще всего бизнесменах.
Имели ли место случаи вызова Вас на допрос в связи с осуществлением Вами профессиональной деятельности?
В разрезе стажа работы респондентов в наибольшей степени с указанным нарушением опять сталкивались адвокаты со стажем от 15 до 25 лет и от 5 до 15 лет. За ними следуют адвокаты со стажем более 25 лет и практически в равных долях адвокаты со стажем от 1 до 5 лет. Молодые адвокаты со стажем менее одного года с данным нарушением практически не сталкивались.
Указанные действия были обжалованы руководителям следственных органов и в прокуратуру 49,4% респондентов, в отношении которых такие действия проводились, и на 82% жалоб были получены ответы. Такое отличие от обжалования оперативно-розыскных мероприятий в части реагирования может объясняться более формализованными правилами обжалования проведения следственных действий и контроля за рассмотрением таких жалоб, что влечет за собой необходимость жёсткого соблюдения установленных сроков рассмотрения жалоб. Однако формальное реагирование на поступившие жалобы абсолютно не гарантирует их справедливого рассмотрения. В подавляющем большинстве случаев (57,6%) имел место факт отрицания допущенного нарушения, в 32,3% случаев имела место отписка, и только в 10,1% случаев принималось соответствующее положительное решение.
18,0% респондентов, столкнувшихся с вызовами на допрос, обжаловали в суд действия сотрудников следственных органов, однако и в суде в 62,5% случаев был получен отрицательный ответ, в 18,8% случаев – положительный и в 18,8% случаев – смешанные ответы, так как обращения были неоднократными.
Обращались ли Вы в суд с жалобой на действия должностных лиц следственных органов в связи с вызовом Вас на допрос в связи с осуществлением Вами профессиональной деятельности и каков был результат Ваших обращений?
(от общего числа респондентов)

Каков был результат Ваших обращений?
(от числа обратившихся)

В 19,1% случаев результатом вызова адвоката на допрос стало его отстранение от дальнейшего участия в деле, что подтверждает использование следственными органами тактики привлечения адвоката в качестве свидетеля с целью воспрепятствовать его дальнейшему участию в деле.
Стало ли результатом проведённого допроса отстранение Вас от дальнейшего участия в деле?
Проведение в помещениях, занимаемых адвокатами, обыска/выемки
12,5% респондентов столкнулись с проведением в занимаемых ими помещениях обыска/выемки, причём в 27,8% случаев это закончилось изъятием адвокатских досье с материалами, содержащими адвокатскую тайну. 50% респондентов, столкнувшихся с проведением в отношении них данных следственных действий, обжаловали указанные действия соответствующим должностным лицам, и в 72,2% случаев были получены ответы, однако положительными эти ответы являлись только в 15,8% случаев – было получено 42,1% отписок, в 42,1% случаев факт допущенного нарушения отрицался. 36,1% респондентов, в помещениях которых проводились обыска/выемка, обжаловали проведение указанных следственных действий в суд и получили ответ практически на все свои обращения (часть жалоб ожидает рассмотрения). При этом в 53,8% случаев жалобы были отклонены и в 38,5% случаев – удовлетворены, причём в одном случае, как указал адвокат, только Конституционным Судом РФ (0,7% жалоб ожидают рассмотрения).
В 38,4 % случаев результатом проведения обыска/выемки стало отстранение адвоката от дальнейшего участия в деле. Это также доказывает, что проведение обыска/выемки в помещениях, занимаемых адвокатами, кроме цели получения информации в отношении доверителей, в том числе информации, охраняемой адвокатской тайной, имеет цель отстранения адвоката от дальнейшего участия в деле.
Стало ли результатом проведённого обыска/выемки отстранение Вас от дальнейшего участия в деле?
Возбуждение в отношении адвоката уголовного дела в связи с его
профессиональной деятельностью

С возбуждением в отношении них уголовного дела столкнулись 2,4% опрошенных. В 57,1% случаев такие дела возбуждались по подозрению в совершении преступления совместно с подзащитным/доверителем по гражданскому делу, также в качестве оснований были указаны противодействие следствию и политическая деятельность респондента. В одном случае адвокат указал на попытку возбуждения против него уголовного дела, которая закончилась отменой постановления о возбуждении дела. В 71,4% случаев постановления о возбуждении уголовного дела были обжалованы и на все жалобы получены ответы, однако положительный результат был получен лишь в 14,2% случаев, в 42,8 % случаев жалобы были отклонены и в 42,8% – получена «отписка».
Каковы были результаты Ваших обращений к соответствующим должностным лицам в связи с проведением в занимаемых Вами помещениях обыска/выемки? (от числа обратившихся с жалобой)
В 71,4% случаев результатом возбуждения уголовного дела против адвоката стало отстранение его от дальнейшего участия в деле.
Стало ли результатом возбуждения уголовного дела отстранение Вас от дальнейшего участия в деле?
Обжаловали в суд действия следственных органов, результатом которых стало отстранение адвоката от дальнейшего участия в деле, 69,2% респондентов, столкнувшихся с данным нарушением. В 77,7% случаев был получен отрицательный результат, в 16,6% случаев – положительный и в 5,4% случаев – обжалование происходило неоднократно и были получены как положительные, так и отрицательные ответы.
Каков был результат рассмотрения Вашей жалобы в суд на Ваше отстранение от участия в деле?
(от числа обратившихся с жалобой)

Случаи «двойной защиты»
54,5% процентов респондентов сталкивались в своей практике со случаями так называемой «двойной защиты» (привлечением к защите обвиняемого помимо адвоката по соглашению адвокатов по назначению), причём 50,3 % от этого числа сталкивались с указанным нарушением несколько раз, и 22,9 % – многократно.
Имели ли место в Вашей практике случаи так называемой «двойной защиты» (привлечение к защите обвиняемого помимо адвоката по соглашению адвокатов по назначению)?
(от общего числа респондентов)

Имели ли место в Вашей практике случаи так называемой «двойной защиты» (привлечение к защите обвиняемого помимо адвоката по соглашению адвокатов по назначению)?
(ответ «да»)

В 54,1% случаев адвокат по назначению принимал участие в следственных действиях вместо адвоката по соглашению, из них в 44,1 % случаев таким следственным действием являлся допрос подзащитного. Были также упомянуты следующие следственные действия:
Среди случаев «двойной защиты» адвокатами дополнительно назывались участие защитника по назначению одновременно с защитником по соглашению, участие защитника по назначению в течение 8 месяцев во всех следственных действиях без уведомления защитника по соглашению, попытка заменить респондента защитником по соглашению, попытка заменить защитника по соглашению респондентом.

При такой «двойной защите» практически в половине случаев права подзащитных были нарушены. Это может также свидетельствовать о том, что в более чем половине случаев адвокат по назначению действовал в интересах подзащитного с соблюдением норм Кодекса профессиональной этики.
Были ли в результате нарушены права Вашего подзащитного?
В разрезе стажа работы наибольшее число адвокатов, заявивших о нарушении прав их подзащитных в результате «двойной защиты», имеют стаж работы от 5 до 15 лет (62,7%) и от 15 до 25 лет (25,4%). Адвокаты со стажем работы от 1 года до 5 лет не заявляли о подобных нарушениях. Возможно, это произошло потому, что адвокаты с таким стажем работы в основном сами работают по назначению следственных органов и суда.
Применение к адвокатам физического насилия работниками правоохранительных органов
9,4% опрошенных сталкивались с применением к ним физического насилия сотрудниками правоохранительных органов с целью воспрепятствовать их участию в следственных действиях. 85,2% адвокатов, к которым было применено физическое насилие, обжаловали действия сотрудников правоохранительных органов соответствующим должностным лицам. На их обращения были получены ответы в 87% случаев (при этом 17,4% опрошенных заявили, что подавали жалобы несколько раз и получили ответы лишь на некоторые из них). Положительный результат был получен лишь в 20% случаев, в 44% случаев была получена «отписка» и в 36% случаев имело место отрицание факта нарушения прав.
Каковы были результаты Ваших обращений?
(от числа обратившихся)

20% пострадавших от физического насилия со стороны работников правоохранительных органов обращались в суд с жалобой на должностных лиц следственных органов, не принявших необходимые меры. По 60% жалоб было вынесено отрицательное решение и по 40% – положительное.

Подводя итоги анализа полученных в данном разделе результатов, можно сделать вывод о том, что правоохранительные органы имеют в своих руках достаточно широкий спектр средств воспрепятствования адвокатам в осуществлении их профессиональной деятельности. Указанные нарушения профессиональных прав адвокатов являются наиболее массовыми. Практически все принявшие участие в опросе адвокаты (даже имеющие чисто гражданско-правовую специализацию и вне зависимости от стажа работы) в той или иной мере сталкивались с такими нарушениями своих профессиональных прав со стороны сотрудников правоохранительных органов, которые ранее становились предметом разбирательства в Европейском Суде по правам человека, Конституционном Суде Российской Федерации, назывались в отчётах международных и неправительственных организаций. Наиболее часто используемым средством является так называемая «двойная защита», то есть попытка отстранить активного и хорошо работающего адвоката, заменив его на адвоката по назначению. Далее по мере убывания идут вызов адвоката на допрос в связи с его профессиональной деятельностью, проведение в отношении адвоката оперативно-розыскных мероприятий, проведение обыска/выемки в помещениях, занимаемых адвокатами, и в качестве крайних мер применение к адвокатам физического насилия и возбуждение в отношении них уголовного дела. При этом имеющиеся у адвокатов средства правовой защиты в виде обжалования неправомерных действий сотрудников правоохранительных органов по административным инстанциям и в суд, очевидно являются неэффективными, поскольку при использовании обоих способов обжалования в подавляющем большинстве случаев результат был либо «отпиской», либо отрицался сам факт нарушения.
Нарушение профессиональных прав адвокатов судом (вопросы 43–46)
69,1% респондентов сталкивались с нарушениями их профессиональных прав судом. При этом 46,2% заявивших, что подобные нарушения в их отношении имели место, столкнулись с указанными нарушениями несколько раз, и 42,7% – многократно.
Имели ли место случаи нарушения Ваших профессиональных прав судом?
(от общего числа респондентов)

Имели ли место случаи нарушения Ваших профессиональных прав судом?
(от числа респондентов, ответивших положительно)

В разрезе стажа работы наибольшее число респондентов, столкнувшихся с указанными нарушениями, имеет стаж работы от 5 до 15 лет (33,3%) и от 15 до 25 лет (44,4%). Потом в порядке убывания следуют адвокаты со стажем работы свыше 25 лет (12,2%), от 1 года до 5 лет (8,9%) и менее 1 года (1,1%). Так же как и в отношении нарушений профессиональных прав со стороны сотрудников правоохранительных органов, с нарушениями своих профессиональных прав судом в наибольшей степени столкнулись более опытные адвокаты, что может быть объяснено как наибольшей долей таких адвокатов среди респондентов, так и их более высоким профессионализмом, что делает противодействие им более заметным и изощрённым.
По видам нарушений ответы распределились следующим образом. Наиболее часто встречающимися нарушениями оказалось демонстративное отклонение всех заявляемых ходатайств (17,7%) и отказ в рассмотрении представленных доказательств (16,4%). Остальные нарушения встречались со следующей частотой (в порядке убывания):

  • отказ заслушать приглашённых свидетелей – 10,8%;
  • отказ в приобщении в качестве письменных доказательств заключений специалистов – 9,8%;
  • отказ в приобщении в качестве письменных доказательств документов, содержащих результаты опроса адвокатами лиц с их согласия, – 8,1%;
  • отказ в приобщении в качестве письменных доказательств ответов на адвокатские запросы – 7,9%;
  • отказ предоставить адвокату слово (в случаях, когда в соответствии с процессуальным законодательством он имел право выступить) – 5,3%;
  • воспрепятствование осуществлению аудиозаписи судебного заседания – 2,6%;
  • необоснованный отказ разрешить проведение видеозаписи судебного заседания – 2,4%;
  • отказ предоставить адвокату возможность принять участие в судебном заседании и осуществлять в нём профессиональную функцию защитника/представителя доверителя без удаления из зала судебного заседания – 2,3%;
  • удаление из зала судебного заседания – 1,9%;
  • недопуск в зал судебного заседания – 1,4%;
  • применение физического насилия с целью удалить адвоката из зала судебного заседания/здания суда – 0,1%.
В чем выражались случаи нарушения Ваших профессиональных прав судом?
Адвокатами также назывались следующие нарушения:

  • привлечение судом защитника по назначению без извещения о заседании защитника по соглашению, в судах первой и апелляционной инстанций;
  • отказ в ознакомлении с материалами о продлении срока содержания под стражей до начала судебного разбирательства;
  • попытка досмотра личных вещей;
  • отказ в допуске в здание районного суда при предъявлении удостоверения, если дополнительно адвокат не сообщал цель визита;
  • некорректное поведение судьи и/или секретаря;
  • отказ в обжаловании отвода адвокату, заявленного гособвинителем;
  • отказ в принятии жалобы адвоката со ссылкой на то, что он отведён;
  • отказ в рассмотрении ходатайства об исключении доказательств, поданного до отвода;
  • угрозы о вынесении частного определения за занятую в ходе защиты активную позицию;
  • вынесение частного постановления в связи с критикой правоохранительных органов в защитительной речи;
  • угроза удалить и заменить, если суд не услышит «нужную оценку» доказательствам обвинения и исправить выступление прений так, как «будет» внесено в протокол, но не соответствует записям адвоката;
  • отказ в удовлетворении исковых требований сопроводительным письмом без вынесения соответствующего определения с формулировкой: «Если я вынесу определение, Вы его обжалуете и Вам его удовлетворят»;
  • предупреждение об удалении из зала;
  • ограничение во времени выступления;
  • прерывание выступления;
  • отказ адвокатам по назначению в ознакомлении с материалами уголовного дела заблаговременно, разрешение ознакомления только в день судебного заседания перед процессом, чтобы не производить отдельную оплату за день ознакомления с материалами уголовного дела;
  • высмеивание адвокатов, которые при подаче заявления на оплату включают день ознакомления с материалами дела;
  • отказ в ознакомлении с протоколами судебных заседаний, отклонение ходатайства об ознакомлении с данными протоколами перед прениями;
  • непредоставление документов материалов дела для ознакомления;
  • несвоевременная выдача копии судебного акта по рассмотренному делу и после подачи жалобы изменение в решении ответчика по делу (вместо ранее оглашённого судом);
  • недопуск в здание аппаратом мирового судьи в связи с пандемией, при этом сотрудники аппарата курили на улице в этот момент. По данному факту направлена жалоба судье;
  • занижение ставок вознаграждения при защите в порядке статьи 51 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерацией;
  • отказ в оплате составления и подачи апелляционных и кассационных жалоб, ознакомления с протоколом судебного заседания и подачи на него замечаний;
  • отказ в направлении решений суда по адресу адвоката;
  • предрешение исхода дела;
  • проведение необоснованного и безрезультативного личного досмотра;
  • отказ в направлении в бухгалтерию постановления о вознаграждении за участие в деле по назначению суда;
  • вынесение постановления о вознаграждении не за все дни участия;
  • неразрешение ходатайства;
  • замена в судебном заседании ввиду необходимости рассмотреть дело до отпуска судьи при невозможности участвовать в указанный день;
  • отказ в ознакомлении с материалами дела;
  • судья не знал норм законодательства, на которые ссылалась другая сторона.

При этом 37,7% адвокатов, столкнувшихся с нарушениями их профессиональных прав судом (25,7% от общего числа опрошенных), обжаловали указанные нарушения в квалификационную коллегию судей. Одним из опрошенных была указана такая причина отказа от обращения в квалификационную коллегию судей: «Поскольку жалобы в ККС ранее по другим обстоятельствам не приходили ни к какому результату и даже вредили мне, сочла нецелесообразным такой способ отстаивания своих прав». Однако даже в случае обращения 77 % полученных ответов были отрицательными, 18,9% – смешанный результат (в случае неоднократного обращения) и только в 4,1% случаев – положительным.
Обращались ли Вы в квалификационную коллегию судей с жалобой на действия судьи и каков был результат рассмотрения Вашей жалобы? (от общего числа респондентов)
Каков был результат рассмотрения Вашей жалобы? (от числа обратившихся с жалобой)
В разрезе стажа работы по вопросу обращений в квалификационную коллегию судей можно сказать, что к данному способу правовой защиты адвокаты прибегали вне зависимости от стажа работы и процент обращений практически пропорционален распределению респондентов по стажу работы в целом. Наибольший процент обращений наблюдается среди адвокатов со стажем работы от 5 до 15 и от 15 до 25 лет.
Подводя итоги анализа полученных в данном разделе результатов, можно сделать вывод о том, что нарушения судом профессиональных прав адвокатов распространены достаточно широко. Адвокаты, принимавшие участие в опросе, в той или иной мере сталкивались со всеми нарушениями, которые были выявлены составителями анкеты на основе анализа практики Европейского Суда по правам человека, Конституционного Суда Российской Федерации, докладов международных и неправительственных организаций, а также со многими другими. Можно сказать, что в распоряжении судов имеется широкий арсенал различных мер воздействия на адвоката, начиная от таких манипуляций, как демонстративный отказ в удовлетворении всех ходатайств и отказ в рассмотрении представленных доказательств, и заканчивая прямым нарушением закона в случае с отказом допросить приглашённых адвокатом свидетелей и специалистов, отказом предоставить адвокату слово, когда процессуальное законодательство предоставляло ему такое право, недопуском адвокатов к осуществлению своих профессиональных обязанностей, удалением их из зала суда, в том числе с применением физической силы. Очевидно, что новые полномочия по сбору доказательств, предоставленные адвокатам новым Уголовно-процессуальным кодексом РФ 2002 года, не являются эффективными, так как судами зачастую не принимаются ни полученные адвокатами заключения специалиста (9,8% нарушений), ни результаты проведённых адвокатами опросов лиц с их согласия (8,1% нарушений). Не является достаточно действенным и такое средство сбора доказательств адвокатом, как истребование документов при помощи адвокатского запроса: 7,9% адвокатов, чьи профессиональные права были нарушены судами, столкнулись с отказом в приобщении ответов на адвокатские запросы к материалам дела.

Единственный способ обжалования неправомерных действий судьи – обращение в квалификационную коллегию судей (либо обращение на имя председателя соответствующего суда с просьбой обратиться в ККС) – не является эффективным способом правовой защиты – отрицательные ответы были получены на 77% обращений.
Нарушение профессиональных прав адвокатов в системе ФСИН (вопросы 47–60)
Нарушение профессиональных прав адвокатов в местах содержания под стражей
34,7% опрошенных сталкивались с нарушением своих профессиональных прав сотрудниками мест содержания под стражей. При этом 44% адвокатов, пострадавших от данных нарушений, сталкивались с ним несколько раз и 32% – многократно.
Имели ли место случаи нарушения Ваших профессиональных прав сотрудниками мест содержания под стражей?
(от общего числа респондентов)

Имели ли место случаи нарушения Ваших профессиональных прав сотрудниками мест содержания под стражей?
(от числа респондентов, ответивших положительно)
В разрезе стажа работы с нарушениями своих профессиональных прав со стороны сотрудников мест содержания под стражей сталкивались адвокаты с различным стажем работы, однако большую часть из них составляют адвокаты со стажем работы от 5 до 15 лет (35,2%) и от 15 до 25 лет (31,7%), что пропорционально доле данного сегмента в общей структуре респондентов.
Респонденты указали на следующие виды нарушений их профессиональных прав:

  • незаконный недопуск на встречу с подзащитным – 17,0%;
  • незаконный досмотр вещей и/или документов до встречи с подзащитным – 15,5%;
  • незаконный личный досмотр до встречи с подзащитным – 13,1%;
  • незаконное прослушивание беседы с подзащитным – 11,2%;
  • отказ сообщать информацию о подзащитном – 10,3%;
  • присутствие на встрече с подзащитным иных лиц – 8,2%;
  • сообщение недостоверной информации о подзащитном – 7,3%;
  • незаконный досмотр вещей и/или документов после встречи с подзащитным – 5,5%;
  • незаконный досмотр после встречи с подзащитным – 4,9%;
  • озвучивание угроз в адрес адвоката, его родных и близких, его имущества и/или имущества его родных и близких – 3,0%;
  • незаконное изъятие предметов и/или документов, являющихся частью адвокатского досье (производства адвоката по делу его доверителя) – 1,2%;
  • в незаконном задержании Вас при посещении соответствующего учреждения – 1,2%.

С попытками применения физического насилия с целью не допустить адвоката в помещения соответствующего учреждения или удалить из него никто из опрошенных не сталкивался.
Дополнительно респонденты указали на следующие виды нарушений:

  • непредоставление ответа на жалобу адвоката на условия содержания заключённого;
  • требование помимо ордера и удостоверения разрешения следователя на свидание с обвиняемым;
  • долгое ожидание в холодную погоду в адвокатском дворике;
  • предложение осуществлять передачу документов подзащитному через сотрудника ФСИН, а не напрямую.

58% адвокатов, столкнувшихся с нарушением их профессиональных прав сотрудниками мест содержания под стражей, обжаловали действия сотрудников в адрес соответствующих должностных лиц. Ответы были получены на 50% обращений, причём в 10% случаев авторы указали на «смешанный результат» – обжалование производилось неоднократно и не на все обращения были получены ответы. Только 13,8% полученных ответов были положительными, 46% были «отписками», и в 40,2% случаев факт нарушения отрицался.
Каков был результат рассмотрения Вашей жалобы? (от числа обратившихся с жалобой)
15% респондентов, столкнувшихся с нарушением их профессиональных прав сотрудниками мест содержания под стражей, обжаловали действия сотрудников в суд. 53% ответов были отрицательными, 23,5% – положительными и в 23,5% случаев результаты были смешанными при неоднократном обжаловании.
Каков был результат рассмотрения Вашей жалобы судом? (от числа обратившихся с жалобой)
Нарушение профессиональных прав адвокатов в местах содержания под стражей
19,4% опрошенных столкнулись с нарушением их профессиональных прав сотрудниками мест лишения свободы, причём 38,6% из них – в нескольких случаях и 22,8% – многократно.
Имели ли место случаи нарушения Ваших профессиональных прав сотрудниками мест лишения свободы?
В разрезе стажа работы с подобными нарушениями сталкивались практически все категории адвокатов пропорционально долям соответствующих респондентов в общем массиве, кроме молодых адвокатов со стажем работы до 1 года, что может быть объяснено недостатком их опыта для работы в судах апелляционной, кассационной и надзорной инстанций.
Респонденты указали на следующие виды нарушения их профессиональных прав:

  • незаконный недопуск на встречу с подзащитным – 15,1%
  • незаконный досмотр вещей и/или документов до встречи с подзащитным – 12,3%;
  • присутствие на встрече с подзащитным иных лиц – 11,7%;
  • незаконный личный досмотр до встречи с подзащитным – 11,2%;
  • незаконное прослушивание беседы с подзащитным – 10,6%;
  • отказ сообщать информацию о подзащитном – 10%;
  • незаконный личный досмотр после встречи с подзащитным – 7,8%;
  • незаконный досмотр вещей и/или документов после встречи с подзащитным – 7,8%;
  • сообщение недостоверной информации о подзащитном – 6,7%;
  • незаконное изъятие предметов и/или документов, являющихся частью адвокатского досье (производства адвоката по делу его доверителя), – 2,8%;
  • незаконное задержание при посещении соответствующего учреждения – 2,8%;
  • озвучивание угроз в адрес адвоката, его родных и близких, имущества адвоката и/или его родных и близких – 1,1%;

С попытками применения физического насилия с целью не допустить адвоката в помещения соответствующего учреждения или удалить из него никто из опрошенных не сталкивался.
Дополнительно респонденты указали на следующие виды нарушений:

  • отказ в запросе о предоставлении характеризующих сведений;
  • длительное ожидание получения разрешения на встречу с подзащитным;
  • непредоставление возможности передать осуждённому документ;
  • оказание давления на осуждённого с целью отказа от адвокатских услуг.

45,6% респондентов, столкнувшихся с нарушением их профессиональных прав сотрудниками мест лишения свободы, обращались с жалобами и ходатайствами в адрес соответствующих должностных лиц. Не было получено ответов на 7,1% обращений, а в 44,4% случаев результат был смешанным – жалобы подавались многократно и не на все из них был получен ответ. Лишь в 13,5% случаев был получен положительный результат, «отписка» была получена на 43,2% обращений, отрицание факта нарушения имело место также в 43,2% случаев.
Каков был результат рассмотрения Вашей жалобы? (от числа обратившихся с жалобой)
14% адвокатов, столкнувшихся с нарушением их профессиональных прав сотрудниками мест лишения свободы, обращались с жалобами в суд. На 44,4% жалоб был дан отрицательный ответ, на 33,3% – положительный и в 22,2% случаев жалобы подавались неоднократно и были получены как отрицательные, так и положительные ответы.
Каков был результат рассмотрения Вашей жалобы судом? (от числа обратившихся с жалобой)
Подводя итоги анализа результатов опроса, полученных в данном разделе, можно сделать вывод, что, несмотря на неоднократное рассмотрение перечисленных нарушений Европейским Судом по правам человека, Конституционным Судом Российской Федерации, Верховным Судом Российской Федерации, в том числе путём принятия Постановления Пленума, законодательного урегулирования вопроса о перечне документов, представляемых адвокатами для получения доступа к подзащитному, все нарушения профессиональных прав адвокатов со стороны сотрудников системы ФСИН, ранее являвшиеся предметом рассмотрения вышеуказанных судов и упомянутые в докладах международных и неправительственных организаций, продолжают иметь место, хотя, возможно, масштаб их уже не столь велик. Наиболее частыми способами воспрепятствования профессиональной деятельности адвоката, применяемыми сотрудниками ФСИН, являются незаконный недопуск адвоката к подзащитному и незаконные личный досмотр и досмотр вещей и/или документов адвоката как до, так и после встречи с подзащитным. Также достаточно много случаев нарушения конфиденциальности общения адвоката с подзащитным как в результате присутствия при встрече иных лиц, так и в результате незаконного прослушивания адвоката и его подзащитного.

Имеющиеся в распоряжении адвоката возможности обжалования незаконных действий сотрудников ФСИН – по административным инстанциям и в суд, не являются эффективными средствами правовой защиты, так как большинство полученных ответов является либо «отписками», либо отрицанием факта нарушения.
Нарушение прав адвокатов сотрудниками иных государственных (правоохранительных и др.) либо муниципальных органов (вопросы 61–63)
33% опрошенных заявили о нарушении их профессиональных прав сотрудниками иных государственных (правоохранительных и других) либо муниципальных органов. В разрезе стажа работы можно сказать, что с такими нарушениями сталкивались в своей практике как молодые, так и более опытные адвокаты. Распределение респондентов по категориям стажа при ответе на данный вопрос соответствует распределению по массиву опрошенных в целом.
Среди органов, нарушающих профессиональные права адвокатов, назывались:

  • Министерство внутренних дел Российской Федерации и его структуры (в том числе ГИБДД, полиция, отдел административного надзора за освобождёнными из мест лишения свободы) – 51%;
  • администрации области, города, района, муниципальных образований – 30,9%;
  • органы прокуратуры – 13,8%;
  • Федеральная служба судебных приставов и её региональные управления – 9,6%;
  • Следственный комитет Российской Федерации и его региональные управления – 8,5%;
  • медицинские учреждения (в том числе системы ФСИН России) – 6,4%;
  • органы ЗАГС – 5,3%;
  • Федеральная служба исполнения наказаний и её региональные управления –
  • Федеральная служба государственной регистрации, кадастра и картографии (Росреестр) – 3,2 %;
  • Федеральная налоговая служба и её региональные управления – 3,2%;
  • Федеральная миграционная служба и её региональные управления – 3,2%;
  • Росгвардия – 2,1%;
  • Государственная корпорация «Агентство по страхованию вкладов» – 2,1%;
  • Министерство юстиции Российской Федерации – 2,1%;
  • Судебный департамент при Верховном Суде Российской Федерации и его региональные управления – 2,1%.

Респондентами также были упомянуты:

  • Центральный банк России;
  • Государственная инспекция труда;
  • Фонд медицинского страхования;
  • Федеральное агентство по техническому регулированию и метрологии (Росстандарт);
  • Министерство экономического развития РФ;
  • РЖД;
  • Пенсионный фонд Российской Федерации;
  • Федеральная служба безопасности;
  • Федеральная служба по надзору в сфере здравоохранения (Росздравнадзор).

Респондентами назывались «контролирующие органы», «ведомственные организации», «Практически все органы допускают нарушения прав адвокатов».

Среди нарушений первое место занимает игнорирование адвокатских запросов. 29,2% респондентов заявили об отказе в ответе на их адвокатские запросы и предоставлении запрашиваемой информации районной/городской администрацией, муниципалитетами, органами ЗАГС, ГИБДД, медицинскими учреждениями, налоговыми органами, ФССП, РЖД. Затем следует отказ в принятии ходатайств и жалоб, отказ в их рассмотрении либо нарушение сроков их рассмотрения органами прокуратуры, Следственного комитета, МВД – 13,5%. Отказ в допуске к подзащитным, содержащимся в ИВС, ОВД, СИЗО, в том числе сообщение ложных сведений о содержании подзащитного, упоминался в 11,3% случаев. В 2,2% случаев респонденты указывали на невыплату вознаграждения за осуществление защиты по назначению органами МВД и управлениями Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации.

Опрошенными были также названы следующие нарушения:

  • выставление ведомственными организациями счетов за ответы на запросы об информации;
  • необоснованный отвод следователем;
  • отказ в ознакомлении с документами;
  • воспрепятствование адвокатской деятельности сотрудниками полиции;
  • возможность беседы с доверителем перед допросом в следственных органах МВД только в коридоре;
  • отказ в предоставлении возможности конфиденциально пообщаться с подзащитным для согласования позиции перед перепредъявлением обвинения и перед последующим допросом в следственных органах МВД и Следственном комитете;
  • досмотр автомобиля, объявление автомобиля в розыск;
  • отказ Росздравнадзора предоставить результаты проверки качества оказания медицинской помощи;
  • изъятие из материалов уголовного дела документов, их уничтожение и замена их другими (следственные органы МВД);
  • недопуск к больным клиентам, находящимся в медицинских учреждениях;
  • Пенсионный фонд категорически отказывается включать в стаж работы адвоката период 2002–2003 годов, ссылаясь на несовершенство своего комплекса программного обеспечения;
  • нарушение полицией Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации;
  • отказ сотрудником отдела административного надзора за освобождёнными из мест лишения свободы в допуске к материалам административного надзора и беседы с доверителем;
  • «Настрой моего несовершеннолетнего подзащитного и его законного представителя против адвоката с целью вывести защитника из дела, что благополучно им удалось сделать, обвинив меня в том, что я якобы навязывала несовершеннолетнему обвиняемому воспользоваться статьёй 51 Конституции Российской Федерации. На самом деле причина была в другом. Защита настаивала направить подзащитного с его согласия и его законного представителя на стационарную комплексную СППЭ с вопросами защиты, поскольку налицо имелись признаки невменяемости, но был отказ, затем просила провести очную ставку с потерпевшей – отказ, затем на допросе обвиняемого мой подзащитный, воспользовавшись статьёй 51 Конституции Российской Федерации, после чего следователь неверно указала время допроса, его окончание, в сторону уменьшения и не дала защите указать в конце замечания, порвав протокол трижды, затем на моих глазах предложила довезти несовершеннолетнего подозреваемого и его законного представителя до дому, а после этого появилось заявление, чтобы произвели замену защитника. По факту настроя против меня подзащитного через его законного представителя направляла жалобу в Прокуратуру района, реакции никакой. В итоге, меня заменили, хотя я действовала профессионально. А теперь в суде с этим делом пробуксовка, как раз из-за того, что несовершеннолетний подсудимый по другим делам в других судах направлен на судебно-психиатрическую экспертизу, по результатам которой признан невменяемым. Хлопаю в ладоши. (СУ СК РФ)»;
  • вывод из дела путём давления на подзащитного и написания им заявления об отказе от защитника (отдел МВД);
  • незаконное бездействие полиции, органов следствия и прокуратуры по фактам нарушений ФЗ «О полиции», Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, ФЗ «О прокуратуре РФ»;
  • оказание давления на защитника, угрозы применения насилия и т. д. со стороны полиции, органов следствия и прокуратуры;
  • сообщение ложных сведений о содержании подзащитного в отделе полиции;
  • незаконное задержание, необоснованное применение силы полицией;
  • отказы в предоставлении материалов дела;
  • непредоставление полицией возможности ознакомления с материалами доследственной проверки при отказе в возбуждении уголовного дела, учитывая тот факт, что адвокат являлся представителем потерпевшего по уголовному делу;
  • истребование документов, составляющих адвокатскую тайну;
  • непредоставление Государственной инспекцией труда материалов проверки для ознакомления;
  • отказ в приобщении к материалам дела ходатайств об истребовании доказательств, о проведении судебной экспертизы;
  • отказ в личном приёме в муниципальном образовании со ссылкой на то, что руководителя нет на месте (хотя часы приёма официально указаны);
  • отказ в ознакомлении с документами в жилищном отделе администрации муниципального образования;
  • утеря ордера адвоката сотрудниками Отдела по вопросам миграции;
  • отказ в допросе свидетелей в приобщении доказательств к материалам дела;
  • отказ в производстве следственных действий, направленных на установление фактов, подтверждающих позицию защиты;
  • отказ в приёме по удостоверению адвоката в приёмной Следственного комитета Российской Федерации;
  • сокрытие нарушений и преступлений со стороны органов МВД, Следственного комитета;
  • нарушение конфиденциальности общения с подзащитными в полиции;
  • применение насилия в ходе исполнительных действий (ФССП+МВД);
  • проведение оперативно-розыскных мероприятий без решения суда, в том числе прослушивания телефонных переговоров, попытки допроса в качестве свидетеля (управление уголовного розыска УМВД, управление ФСБ, отдел дознания ОМВД);
  • попытка привода, допроса в качестве свидетеля;
  • рассмотрение ходатайств, поданных в соответствии с Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации, по Федеральному закону № 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан», то есть вместо трёх суток ходатайства рассматривали 30 дней. (МВД);
  • угрозы личного характера (со стороны сотрудников МВД, СК РФ).

Данная информация подтверждает, что, несмотря на законодательные изменения, придавшие большую силу адвокатскому запросу, адвокатские запросы в существенной мере игнорируются сотрудниками государственных и муниципальных органов. Таким образом, адвокатский запрос продолжает быть неэффективным средством сбора адвокатом информации, необходимой для защиты. Также продолжается нарушение профессиональных прав адвокатов правоохранительными органами, в частности, полицией адвокатам отказывается в допуске к их подзащитным, в том числе административно задержанным, сообщается ложная информация об отсутствии подзащитных в отделах полиции, игнорируются ходатайства и жалобы адвокатов, им отказывается в ознакомлении с материалами доследственных проверок. Продолжаются проблемы с выплатой адвокатам гонораров за осуществление защиты по назначению (статья 51 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации).
Нарушения профессиональных прав адвокатов адвокатскими палатами и адвокатскими образованиями (вопросы 64–67)
5,2% опрошенных заявили о нарушении их профессиональных прав адвокатскими палатами. Среди таких нарушений были названы:

  • отказ проинформировать о содержании актов адвокатской палаты, относящихся к регулированию применения адвокатами профессиональных прав, – 38,9%;
  • отказ дать в ответ на обращение разъяснение совета адвокатской палаты субъекта Российской Федерации (в порядке, предусмотренном Кодексом профессиональной этики адвоката) – 50%;
  • незаконный недопуск к участию в автоматизированной системе распределения дел в качестве защитников по назначению органов дознания, органов предварительного следствия и суда – 11,1%.
5,2% опрошенных заявили о нарушении их профессиональных прав адвокатскими палатами. Среди таких нарушений были названы:

  • отказ проинформировать о содержании актов адвокатской палаты, относящихся к регулированию применения адвокатами профессиональных прав, – 38,9%;
  • отказ дать в ответ на обращение разъяснение совета адвокатской палаты субъекта Российской Федерации (в порядке, предусмотренном Кодексом профессиональной этики адвоката) – 50%;
  • незаконный недопуск к участию в автоматизированной системе распределения дел в качестве защитников по назначению органов дознания, органов предварительного следствия и суда – 11,1%.
3,1% опрошенных заявили о нарушении их профессиональных прав адвокатскими образованиями. Среди таких нарушений были названы:

  • отказ оформить ордер – 33,4%;
  • отказ зарегистрировать соглашение – 50%.
  • отказ зарегистрировать адвокатский запрос – 16,6%.

Таким образом, можно заключить, что нарушение профессиональных прав адвокатов адвокатскими палатами и адвокатскими образованиями случается достаточно редко, однако, если случается, наиболее распространённым видом нарушений со стороны адвокатских палат является отказ в даче разъяснения советом адвокатской палаты субъекта Российской Федерации, а со стороны адвокатских образований – отказ зарегистрировать соглашение.
Заключение
Результаты проведённого опроса в целом показали, что случаи нарушения профессиональных прав адвокатов различными правоохранительными органами и судом распределились следующим образом (от общего числа респондентов):
Обращение адвокатов с жалобами на действия, нарушающие их профессиональные права (от общего числа респондентов):
Эффективность принимаемых органами следствия мер, направленных на устранение адвоката из дела (от общего числа респондентов):
Made on
Tilda