2. Международно-правовые стандарты адвокатской деятельности
Detlev F. Vagts. The International Legal Profession: A Need for More Governance? // The American Journal of International Law, Vol. 90, No. 2 (Apr., 1996). Р. 250–261.
Tang Thi Thanh Trai Le. The French legal Profession: A Prisoner of Its Glorious Past? 15 Cornell Int'l L.J. 63, 87 (1982).
Margareta Nilssen, Sweden, 2 Transnational Legal Practice 339, 340 (Dennis Thompson ed., 1982).
Ivo Caytass, Transnational Legal Practice: Conflicts in Professional Responsibility 19 (1992).
Hunter M. Ethics of the International Arbitrator // Arbitration. Vol. 53. 1987. P. 219, 220.
Кобец Л.П. Понятие, классификация международно-правовых стандартов адвокатской деятельности // Право: история и современность. 2018. № 4. С. 21–35.
См.: Европейская Конвенция по правам человека, Статьи 2, 3, 5 и 6; Американская Конвенция по правам человека, Статьи 4, 5, 7 и 8; Африканская хартия прав человека и народов, Статьи 3–6.
Международный пакт о гражданских и политических правах (далее – МПГПП), Статья 6.
МПГПП, Статья 9.
МПГПП, Статья 7.
МПГПП, Статья 14.
МПГПП, Статья 2. См. также: Комитет по правам человека, Общий комментарий № 31, «Существо общей юридической обязанности, возложенной на государства – участники Пакта», § 15 и 18. См. также Постановление ЕСПЧ по делу «Ассенов и другие против Болгарии», где нарушение запрета на применение пыток было установлено не потому, что пытки действительно были применены, а потому что государство не провело эффективного расследования соответствующих заявлений: ECtHR. Assenov et al. v. Bulgaria. Application no. 90/1997/874/1086. Judgment of 28 October 1998. См. также: Комитет ООН по правам человека (КПЧ ООН), дело «Касафранка против Перу» (Casafranca v. Peru), Коммуникация № 981/2001, 19 сентября 2003 года; КПЧ ООН, дело «Зелайя Бланко против Никарагуа» (Zelaya Blanco v. Nicaragua), Коммуникация № 328/1988, 20 июля 1994 года; постановление Межамериканского суда по правам человека (далее – МАСПЧ) от 29 июля 1988 года по делу «Веласкес-Родригез против Гондураса» (Velasquez-Rodriguez v. Honduras).
ECtHR. Osman v. UK. Application no. № 87/1997/871/1083. Judgment of 28 October 1998 года; Постановление МАСПЧ 19 января 2009 года по делу «Кампо Альгондонеро против Мексики» (Campo Algondonero v. Mexico); Африканская комиссия по правам человека, дело «Буркинийское движение за права человека и народов против Буркина-Фасо» (фр.: Mouvement Burkinabe des Droits de l'homme et des Peuples v. Burkina Faso), Коммуникация № 204/97, 2006 год.
См.: пункт 4 статьи III: Основные принципы и руководящие положения, касающиеся права на правовую защиту и возмещение ущерба для жертв грубых нарушений международных норм в области прав человека и серьёзных нарушений международного гуманитарного права. Генеральная Ассамблея ООН. Резолюция 60/140 от 16 декабря 2005 года. URL: https://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/principles_right_to_remedy.shtml (дата обращения: 14.04.2020).
МПГПП, Статья 14(3)(d); См. также: Европейская конвенция по правам человека, Статья 6; Американская конвенция о правах человека, Статья 8; Африканская хартия прав человека и народов, Статья 6.
В течение достаточно долгого времени адвокатская профессия представляла собой некий малочисленный элитарный клуб, который не требовал каких-либо формальных правил и институтов, контролирующих и определяющих деятельность юристов. Представители сообщества сами отлично понимали как свои задачи, так и границы дозволенного и были способны самостоятельно контролировать своё поведение и взаимоотношения с коллегами. Даже если кто-то и пытался отклониться от установленных правил, перспектива неодобрения со стороны коллег по профессиональному сообществу была достаточно серьёзным фактором, удерживавшим от совершения необдуманных поступков [34].

Именно в таком виде адвокатские сообщества различных государств функционировали в XIX – начале XX века. Так, первоначальные Этические каноны (англ.: Canons of Ethics) Американской ассоциации юристов (АВА) были приняты лишь в 1908 году, Правила практики (англ.: Practice Rules) британских солиситоров – в 1936 году, а во Франции деятельность юристов, дающих консультации, но не выступающих в суде (фр.: conseils juridiques), не регулировалась до 1971 года [35]. Ассоциация юристов Швеции была создана лишь в 1987 году [36]. Даже в 1990-е годы отмечалось, что «существует множество юрисдикций, где правила профессионального поведения [юриста] передаются из поколения в поколение в качестве некоего «устного права», некодифицированного и ограничивающегося запретами на наиболее очевидные случаи конфликта интересов…» [37].

Однако официальное отсутствие какого-либо законного контроля в отношении адвокатов и отсутствие квалификационных требований к ним зачастую приводили к тому, что те из них, кто был некомпетентен, неаккуратен и просто нечестен, устанавливали неоправданно высокие цены, а потом не исполняли обещанного, а также применяли тактику затягивания процесса и препятствования правосудию. Государство, в особенности судейский корпус, не могло мириться с таким положением вещей, в связи с чем были предприняты соответствующие меры на законодательном уровне и на уровне судейских руководств и инструкций. Право заниматься юридической практикой стало предоставляться лишь лицам, соответствующим определённым квалификационным требованиям, а за различные виды нарушений были установлены такие санкции, как лишение права заниматься юридической практикой, и ряд уголовных санкций.

В силу усиления международного правового регулирования после окончания Второй мировой войны начали формироваться различного рода международные трибуналы и третейские суды в сфере как публичного, так и частного международного права, которые затрагивали всё большее число государств и правовых культур. Это потребовало расширения состава юридических сообществ внутри государств и создания сообществ адвокатов и третейских арбитров, выступающих в международных трибуналах, что породило дискуссии о формировании единых стандартов юридической профессии на международном уровне. Как отмечал Мартин Хантер, на каком-то этапе юридическое сообщество: «… перестало быть джентльменским клубом и превратилось в сообщество, требующее чётких инструкций» [38]. В дальнейшем развитие в силу глобализации, унификации правового регулирования и практики, товаров, юридических и этических стандартов, а также адвокатского вознаграждения подтвердило необходимость выработки единых международных стандартов юридической профессии.

Ещё одним основанием для установления международных стандартов юридической профессии стали развитие механизмов защиты прав человека на уровне Организации Объединённых Наций и региональных международных объединений (Совет Европы, Организация американских государств и т. д.) и признание роли независимой юридической профессии в качестве неотъемлемой гарантии защиты прав человека и доступа к юридическим услугам на национальном уровне. Особо отмечалась роль юристов в ходе военных конфликтов, при диктаторских режимах и в ходе политического транзита. Несмотря на ту ведущую роль, которую занимает концепция правового государства в современной теории и практике юстиции переходного периода, роли юристов в этом процессе долгое время не уделялось должного внимания.

Международно-правовые стандарты адвокатской деятельности являются одним из самых эффективных способов защиты прав всех участников правоотношений. Это выражается, во-первых, в закреплении связей международного и внутринационального процесса защиты этих прав и, во-вторых, в урегулировании различных форм взаимодействия национальных и международных процессов защиты прав личности. Юристы пользуются защитой как общих международных норм, направленных на защиту прав человека, так и норм международного права и международных стандартов, призванных непосредственно защищать юридическую профессию. Международное право недвусмысленно требует защиты юристов во всех государствах, и такая защита становится особенно важной в тех государствах, которые находятся в состоянии конфликта или кризиса. Существует большое число международных договоров и стандартов, которые содержат важные обязательства государств, связанные с обеспечением независимости юридической профессии и гарантиями индивидуальной защиты юристов.

Л.П. Кобец предлагает следующую классификацию источников международно-правовых стандартов адвокатской деятельности:

  • общие источники – универсальные и региональные международные договоры о правах человека, регламентирующие вопросы защиты и судопроизводства. Они могут иметь как обязательный, так и рекомендательный характер для государств;
  • специальные источники – универсальные и региональные документы по узким специальным вопросам правового статуса, организации адвокатуры. Могут иметь обязательный и рекомендательный характер;
  • специальные рекомендательные источники – документы международных адвокатских объединений по вопросам организации адвокатуры, этики. Для государств они имеют исключительно рекомендательный характер, для национальных адвокатских объединений-членов – как рекомендательный, так и обязательный характер [39].

В качестве индивидуальных правообладателей юристы пользуются защитой множества прав и гарантий, предусмотренных универсальными и региональными [40] международными договорами о защите прав человека. Сюда входят положения о защите права на жизнь [41], свободы и неприкосновенности личности [42], запрете пыток и иного жестокого, бесчеловечного и унижающего человеческое достоинство обращения или наказания (иного плохого обращения) [43] и равенстве перед законом [44]. Универсальные и региональные международные суды также путём толкования выводят из указанных положений обязанность государства расследовать нарушения права на жизнь, запрета пыток и иного жестокого обращения [45], а также обязанность защищать граждан и предотвращать угрозу их жизни. Действительно, суды признали возможность применения принципа всестороннего и комплексного расследования для предотвращения и наказания актов насилия, даже если они совершены негосударственными субъектами [46]. При наличии достаточных доказательств из данной обязанности государств вытекает следующая – обязанность уголовного преследования и наказания лиц, предположительно ответственных за выявленные нарушения [47]. Указанные обязательства в равной мере распространяются на защиту юристов и помощников юристов (паралигалов), как они распространяются на любое лицо, находящееся в зоне ответственности государства.

В дополнение к перечисленным общим правам, которыми в равной мере пользуются и юристы, нормы международного права, направленные на защиту прав человека, признают особую и важную роль юристов и, таким образом, содержат особые положения о защите юристов в индивидуальном качестве и юридической профессии в целом. Многие права, гарантируемые международными нормами любому человеку, находящемуся в пределах юрисдикции государства или под его контролем, требуют особой защиты, предоставляемой адвокатами, которые обеспечивают должную реализацию указанных прав. В ином случае существует риск, что, имея право в теории, на практике граждане не смогут найти адвоката для консультаций или для защиты их прав в судебном порядке. Многие международные договоры по защите прав человека и общепризнанные необязательные инструменты содержат положения о праве на юридическое представительство [48]. Хотя в этих положениях явно не указывается обязанность государства защищать адвокатов, их содержание было бы неполным без возможности адвокатов представлять своих клиентов независимо и в отсутствие вмешательства или преследования со стороны государства или третьих лиц. Указанные инструменты, в отсутствие специальных деклараций о защите адвокатов и обеспечении их безопасности, гарантируют существование верховенства права путём обеспечения каждому права на эффективного юридического советника [49]. Таким образом, право международных договоров косвенно устанавливает ответственность государств за защиту адвокатов в целях обеспечения прав человека и основных свобод в обществе.

В дополнение к перечисленным выше положениям международных договоров существуют иные важные международные стандарты и нормы, которые более подробно устанавливают обязательства государств в части обеспечения независимости юридической профессии, а также закрепляют правила допуска к профессии, создание профессиональных сообществ, права и обязанности адвокатов и т. д.

Более узкоспециальные нормы, регламентирующие профессиональную деятельность юриста, содержатся в таких специальных и специальных рекомендательных источниках, как:

  • Основные принципы ООН, касающиеся роли юристов 1990 года;
  • Декларация ООН о праве и обязанности отдельных лиц, групп и органов общества поощрять и защищать общепризнанные права человека и основные свободы (Декларация о правозащитниках) 1998 года;
  • Принципы и руководящие положения ООН, касающиеся доступа к юридической помощи в системах уголовного правосудия 2012 года;
  • Рекомендация № R(2000)21 Комитета министров Совета Европы о свободе осуществления профессии адвоката, от 25 октября 2000 года;
  • Директива №2013/48/ЕС Европейского парламента и Совета Европейского Союза от 22 октября 2013 года «О праве на доступ к адвокату в уголовном производстве и в производстве по европейскому ордеру на арест, а также о праве на уведомление третьей стороны при лишении свободы и на общение с третьими лицами и консульскими органами при лишении свободы»;
  • Практика Европейского Суда по правам человека;
  • Принципы и руководящие положения, касающиеся права на справедливое судебное разбирательство и правовую помощь в Африке;
  • Стандарты Международной ассоциации юристов (англ.: International Bar Association, IBA):
    - Стандарты независимости юридической профессии (1990 год);
    - Общие принципы для сообщества юристов (2006 год);
    - Руководство по установлению и поддержанию процедур обжалования и рассмотрения дисциплинарных вопросов (2007 год);
    - Международные принципы поведения юридической профессии (2011 год);
    - Антикоррупционный гид для ассоциаций юристов (2013 год);
    - Международные принципы поведения специалистов в области права в социальных сетях, IBA (2014 год);
    - Практическое руководство МАЮ по бизнесу и правам человека для юристов в сфере бизнеса (2016 год).
  • Стандарты Международной комиссии юристов (англ.: International Commission of Jurists, ICJ):
    - Рамочная Концепция по предотвращению и искоренению коррупции и обеспечению беспристрастности судебной системы 2000 года;
    - Декларация МКЮ по обеспечению прав человека и верховенства права при борьбе с терроризмом 2004 года (Берлинская Декларация);
    - Женевская Декларация МКЮ по обеспечению верховенства права и роли судей и юристов во время кризиса (2011 год);
    - Принципы МКЮ о роли судей и юристов в отношении беженцев и мигрантов (2017 год).
  • Стандарты Международного союза адвокатов (фр.: Union Internationale des Avocats, UIA):
    - Туринские принципы профессионального поведения для юридической профессии в XXI веке (2002 год);
    - Ключевые принципы юридической профессии (2012 год).
  • Стандарты Совета коллегий адвокатов и юридических сообществ Европейского союза (англ.: Council of Bars and Law Societies of Europe, CCBE):
    - Общий кодекс поведения юристов стран Европейского Союза (1988 год);
    - Хартия ключевых принципов европейской юридической профессии (2006 год).
  • Хартия основополагающих принципов адвокатской деятельности (2016 год). Основными принципами ООН, касающимися роли юристов, Принципы 17–22, 23.
Принципами и руководящими положениями ООН, касающимися доступа к юридической помощи в системах уголовного правосудия; Рекомендацией R(2000)21 Комитета министров Совета Европы государствам-членам о свободе осуществления профессии адвоката, Принцип 1.1.; Практикой ЕСПЧ по статье 10; Принципами и руководящими положениями, касающимися права на справедливое судебное разбирательство и правовую помощь в Африке, глава 1, пункт «b»; Стандартами независимости юридической профессии МАЮ, § 6, 13; Международными принципами поведения юридической профессии, принцип 5; Принципами МКЮ о роли судей и юристов в отношении беженцев и мигрантов; Туринскими принципами профессионального поведения для юридической профессии в XXI веке, принцип 2, закрепляются следующие обязанности государств в отношении адвокатов при осуществлении ими профессиональной деятельности:

  • государства не вправе каким-либо образом вмешиваться в деятельность адвоката, должны обеспечивать адвокатам защиту в случае возникновения угрозы их безопасности, признавать право адвоката отстаивать интересы клиента в любом суде, за исключением тех случаев, когда адвокат лишается такого права, и обеспечивать заблаговременный доступ ко всей необходимой информации для выполнения профессиональных обязанностей;
  • запрещается ассоциировать юристов с преступлениями, политическими убеждениями или иными делами их клиентов;
  • юристы имеют право принимать участие в общественных дискуссиях по вопросам, касающимся права, отправления правосудия и поощрения и защиты прав человека, и быть членами местных, национальных, международных организаций или создавать их и принимать участие в их заседаниях, не подвергаясь ограничению своей профессиональной деятельности вследствие своих законных действий или членства в законной организации;
  • правительства должны признавать и соблюдать конфиденциальность коммуникаций и консультаций между адвокатом и клиентом в рамках их отношений, связанных с выполнением адвокатом своих профессиональных обязанностей;
  • предоставление юридической помощи является обязанностью и ответственностью государства и должно быть закреплено в конкретных законодательных и нормативных актах. Провайдеры юридической помощи должны иметь возможность выполнять свою работу эффективно, свободно и независимо;
  • соответствующей ассоциации должно быть сообщено о причине и юридическом основании ареста или задержания, месте содержания арестованного или задержанного юриста, и представители ассоциации должны иметь доступ к арестованному или задержанному юристу;
  • все органы власти и правительственные агентства должны предоставлять адвокатам по каждому делу беспрепятственный доступ к клиентам и документам, необходимым для защиты вверенных им интересов.
В Правилах процедуры ЕСС, статья 43; Основных принципах ООН, касающихся роли юристов, Принцип 20; Рекомендации R(2000)21 Комитета министров Совета Европы государствам-членам о свободе осуществления профессии адвоката, принципы 1.4., 1.6, 17, 4.2, 4.3; Стандартах независимости юридической профессии МАЮ, § 13; Женевской Декларации МКЮ по обеспечению верховенства права и роли судей и юристов во время кризиса; Туринских принципах профессионального поведения для юридической профессии в XXI веке, принцип 4, закрепляются следующие профессиональные иммунитеты адвокатов.

Государства должны:

  • предоставлять юристам иммунитет от уголовной и гражданской ответственности в случае, если они добросовестно исполняют свои обязанности (невозможность наказания или угрозы такового и обвинения, административных, экономических и других санкций за любые действия, осуществляемые в соответствии с признанными профессиональными обязанностями, стандартами и этическими нормами); устанавливать запрет на привлечение к ответственности за любые высказанные устно или письменно мнения в отношении дела или сторон;
  • защищать от обыска и выемки офис адвоката, документы и иную информацию;
  • запрещать получение от адвоката информации, составляющей адвокатскую тайну, в частности допрос в качестве свидетеля, перлюстрацию переписки;
  • защищать обычную и электронную систему адвокатского делопроизводства от изъятия и проверок, а также обеспечивать защиту от вмешательства в используемые электронные средства связи и информационные системы;
  • запрещать необоснованное привлечение к дисциплинарной ответственности;
  • соблюдать иммунитет адвокатов от ответственности за любые действия, предпринятые в рамках закона в интересах защиты их клиентов при объявлении осадного или военного положения, чтобы справиться с чрезвычайной ситуацией.

В целом главными ориентирами в работе адвоката, осуществляющего защиту прав человека, являются принцип независимости профессиональной деятельности и право на свободу от постороннего вмешательства и притеснения. Таким образом, осуществление прав человека неразрывно связано с независимостью и беспристрастностью судей, а также независимостью и добросовестностью практикующих юристов. В настоящее время бесспорным является тот факт, что защита основных свобод и прав человека лучше обеспечивается тогда, когда и судьи, и адвокаты надёжно защищены от давления и вмешательства со стороны.
Flaherty M. Human Rights Violations Against Defense Lawyers: The Case of Northern Ireland // Harvard Human Rights Journal. Vol. 7. 1994. P. 87–124, 90.
Made on
Tilda