История развития адвокатуры
в России
См.: Новгородская судная грамота 1497 года. Российское законодательство Х–ХХ вв. В 9 т. / под общ. ред. О.И. Чистякова. М. : Юридическая литература, 1984. Т.1. Законодательство Древней Руси. С. 303–304; Псковская судная грамота 1462–1467 годов. Там же. С. 331–343.
Новгородская судная грамота, ст. 15, 18, 19, 32.
Там же, ст. 5.
Псковская судная грамота, ст. 21.
Судебник 1497 года. Российское законодательство Х–ХХ вв. В 9 т. / Под общ.ред. О.И. Чистякова. М. : Юридическая литература, 1985. Т. 2. Законодательство периода образования и укрепления Русского централизованного государства. С. 54–62.
Судебник 1550 года. Там же. С. 501–517.
Тихомиров М.Н., Епифанов П.П. Соборное уложение 1649 года. М. : Издательство Московского университета, 1961.
До XV века российское судопроизводство не знало представительства. В нём господствовал принцип личной явки сторон в суд. Однако развитая торговая жизнь в крупных городах, обладавших достаточной независимостью, например в древнем Новгороде и Пскове, заставила местного законодателя ввести институт поверенного. Так, законодательные акты XV века (Псковская и Новгородская судные грамоты) закрепляли два класса представителей. Первый класс составляли так называемые естественные представители, то есть родственники, а второй — наёмные. Обязанности наёмных судебных представителей могли исполнять все правоспособные граждане, за исключением тех, кто состоял на службе и был облечён властью (статьи 16, 17, 18 Новгородской судной грамоты, статьи 68, 69 Псковской судной грамоты) [1]. Именно из наёмных представителей постепенно создавался институт профессиональных поверенных (пособников и наймитов). По Новгородской судной грамоте поверенного мог иметь всякий [2], и стороны, в случае наличия у них представителей в судебном процессе, должны были иметь дело только с ними [3]. В то же время по Псковской судной грамоте услугами поверенных могли пользоваться только женщины, дети, дряхлые старики, монахи и глухие [4]. При этом обязанности поверенных не могли исполнять те, кто был облечён властью, во избежание их влияния на суд.

В соответствии со статьёй 36 Судебника Ивана III 1497 года [5] в случае, если истец или ответчик сами не являлись в суд, они имели право прислать вместо себя поверенных. Следующий Судебник (1550 года), известный как Судебник Ивана IV (Грозного), или «Царский судебник», не только закреплял в статье 13 право сторон иметь поверенных (стряпчих и поручников), но и устанавливал определённые правила для проведения судебного поединка, а также запрет вмешательства в него посторонних под угрозой наказания [6]. В статьях 108 и 109 главы Х «Суд» Соборного уложения 1649 года царя Алексея Михайловича указывается, что в случае болезни истца или ответчика они вправе прислать за себя «сына, или племянника, или кого ни буди» [7]. При этом как Судебники 1497 и 1550 годов, так и Соборное Уложение 1649 года упоминают институт наёмных поверенных уже как существующий.
Полное собрание законов Российской империи. Собрание 1. Т. 20. СПб., 1830. С. 229–287.
См.: Адвокатура и адвокатская деятельность: учебник для бакалавриата и специалитета / под ред. А.А. Клишина, А.А. Шугаева. 2-е изд., испр. и доп. М. : Юрайт, 2018. С. 36.
Лазарев В.В. Основы права. М. : Норма, 2001. С. 178.
Полное собрание законов Российской Империи, № 23072.
В России слово «адвокат» в качестве термина впервые был использовано в Воинских уставах Петра I (1716 год) [8]. Одна из глав уставов именовалась «Об адвокатах и полномочных» и определяла полномочия и задачи указанных лиц. С этого периода и до Судебной реформы 1864 года законодатель предпринимал меры по упорядочению деятельности профессиональных ходатаев. В 1775 году Екатерина II подписала Указ «Учреждения для управления губерний Всероссийския империи» [9], согласно которому появился институт губернских стряпчих, являющихся помощниками прокурора и защитниками казённых интересов. Они, однако, не обладали достаточной квалификацией и были юридически неподготовленными. В целом до Судебной реформы 1864 года, несмотря на наличие в России судебного представительства, как таковой адвокатуры ещё не существовало. На протяжении нескольких веков роль адвокатов выполняли частные лица — стряпчие, поверенные или ходатаи по делам. Их функции, как и внутренняя организация профессии, не были законодательно регламентированы, каких-либо требований к ним (в виде наличия образовательного или нравственного ценза) не предъявлялось. В большинстве случаев ходатаями по судебным делам выступали лица, не имевшие не только юридического, но и любого иного образования. Как правило, их обязанности ограничивались составлением документов и предъявлением их в различные инстанции. В результате деятельность поверенных стала закулисной, а взятка, донос и кляуза — обычными приёмами ведения дел.

Российскому законодательству был известен и институт депутатов при следствии. В соответствии с законами Российской империи по делам, в которых обвиняемые были лицами духовного или воинского звания, либо лицами, принадлежавшими по своему званию к какому-либо ведомству или гильдии (например купцы), в качестве лиц, их представляющих, могли допускаться депутаты от этих ведомств. Помещики могли быть депутатами своих крестьян. При депутатах должны были производиться допросы и все следственные действия. Права и обязанности депутатов регламентировались законом, согласно которому они наблюдали за следствием, его полнотой и правильностью, и удостоверяли это своей подписью. В случае несогласия с каким-либо действием они имели право изложить своё мнение, которое приобщалось к делу. Депутаты присутствовали при производстве как уголовных, так и гражданских дел [10].

Попыткой отчасти упорядочить участие судебных представителей в коммерческих судах явился Указ от 14 июля 1809 года Правительствующего сената о введении обязательной регистрации стряпчих по коммерческим делам. По Закону от 15 октября 1809 года все лица, занимающиеся стряпничеством, подлежали обязательной регистрации в Конторе адресов (подразделение полиции) [11]. Каждый записанный в Книгу адресов оставлял паспорт или вид на жительство в Конторе адресов и получал билет на жительство, который одновременно служил видом на жительство и одобрительным свидетельством. Правда, данная мера касалась лишь Санкт-Петербурга и Москвы, основная же масса профессиональных «ходатаев по делам» оставалась вне правового регулирования. Мысль о том, что причину низкого уровня представительства следует искать в отсутствии организации поверенных и ходатаев, была впервые высказана Государственным советом 22 июня 1822 года при обсуждении вопроса о допущении чиновников, состоящих на службе, к ведению чужих дел [12]. «В России, — сказано в этом мнении, — нет ещё особого класса стряпчих, как это учреждено в других государствах, которые могли бы удовлетворять сим нуждам граждан, обеспечивая их совершенно как своими познаниями, так и ответственностью по принимаемым ими на себя обязанностями, и которые, будучи избираемы правительством, имели бы некоторую степень в сословиях государственных, а через то и право на общее уважение. Число людей, занимающихся у нас ныне хождением по делам, нигде не служащих, и весьма ограничено, и, можно сказать, весьма неблагонадёжно; ибо люди сии нередко действуют во вред своих верителей».
Учреждение коммерческих судов и Устав их судопроизводства 14 мая 1832 года // Полное собрание законов Российской Империи. Собрание II. Т. VII. № 5360.
См., например: Литовский статут 1529 года // Хрестоматия по истории государства и права СССР. Дооктябрьский период / под ред. Ю.П. Титова, О.И. Чистякова. М. : Изд-во Московского университета, 1994.
Свод местных узаконений губерний Остзейских. Санкт-Петербург : Тип. Второго отд-ния Собств. е.и.в. канцелярии, 1845.
Впоследствии именным указом Николая I от 14 мая 1832 года, введшим «Высочайше утверждённое Учреждение коммерческих судов и Устав их судопроизводства» [13], был создан институт присяжных стряпчих. Следует отметить, что идеологом данной реформы являлся М.М. Сперанский, ратовавший за укрепление состязательности гражданского процесса. Согласно Уставу поверенными по делам между частными лицами могли быть лишь те, кто был внесён в список присяжных стряпчих, который вели в каждом коммерческом суде. Для включения в список присяжных стряпчих при коммерческом суде желающие должны были подать в соответствующий суд прошения, а также аттестаты, послужные списки и прочие свидетельства о звании и поведении, которые сами сочтут нужными. Рассмотрев представленные документы, суд либо вносил лицо в список, либо устно объявлял претенденту отказ без объяснения причин. Лица, внесённые в список, давали присягу по установленной форме. Стряпчие были полностью зависимы от суда: по его усмотрению могли быть допущены к практике, а также исключены из списка без объяснения причин. Установленного числа присяжных стряпчих не было. Они не получали государственного содержания и существовали за счёт гонораров. Закон значительно ограничивал права и возможности присяжных стряпчих. Введение института присяжных стряпчих в силу сословного характера деятельности не могло гарантировать новым социальным слоям защиту их интересов в суде и других учреждениях.

Адвокатура также существовала в так называемом Западном крае — девяти губерниях западной части европейской России — шести белорусских и литовских (Северо-Западный край) и трёх украинских (Юго-Западный край), присоединённых в конце XVIII века от Речи Посполитой. В западных губерниях адвокаты находились при всех судах: главных (губернаторских) и низших (уездных и городских), и не только при светских судах, но и при духовных. Адвокатура была организована и действовала на основе польских конституций 1726 и 1764 годов и Литовского Статута [14]. Требования к адвокату были следующие: адвокат должен быть природным дворянином; иметь поместье; не быть замеченным ни в каком пороке; знать законы; выполнять данную присягу. По закону 1808 года адвокаты делились на три разряда:

  • патроны, состоявшие при судах первой инстанции,
  • адвокаты при апелляционных судах,
  • меценаты при кассационном суде.

Допуск к профессии зависел от высшей судебно-административной власти Царства Польского; дисциплинарный надзор принадлежал судам. Организация эта просуществовала в Царстве Польском до 1876 года.

В Прибалтийских губерниях до 1790 года участие адвокатов в процессе было обязательно; на бумагах, подаваемых в суд, их подписи должны были быть наряду с подписями тяжущихся, «дабы, — сказано в законе (шведском), — тяжущиеся стороны пронырством и обманом неизвестного сочинителя не могли введены быть в убытки». По «Своду местных узаконений губерний Остзейских» 1845 года [15] от лица, желающего получить звание адвоката, требовалась степень магистра или доктора права; такое лицо, сверх того, подвергалось практическому экзамену при суде. При вступлении в сословие приносилась присяга; число адвокатов определялось комплектом; дисциплинарная власть принадлежала судам, отказ от принятия дела допускался только по законным причинам; дисциплинарными наказаниями были замечание, выговор, арест и отрешение от должности; счета судебных издержек и гонорара проверялись судом. Такая организация существовала в Прибалтийских губерниях до 1889 года, хотя с 25 июня 1840 года на данную территорию было распространено действие российских гражданских законов. Однако общие для всей империи поверенные занимали место адвокатов постепенно [16].
См. например: Смоленский М.Б. Адвокатская деятельность и адвокатура в Российской Федерации. Ростов/н/Д., 2002.
Гессен И.А. Адвокатура, общество и государство (1864–1914). История русской адвокатуры. М. : Юристъ, 1997. Т. 1.
См.: Коротких М.Г. Самодержавие и судебная реформа в России. Воронеж : Изд-во Воронеж. ун-та, 1989. С. 58.
Основные положения преобразования судебной части в России, высочайше утвержденные государем Императором 29 сентября 1862 года. Москва : типография Л.И. Степановой, 1863.
Учреждение судебных установлений. Судебные уставы 20 ноября 1864 года с изложением рассуждений, на коих они основаны. Ч. III. СПб., 1867. С. 13–252.
Гриненко А.В., Костанов Ю.А., Невский С.А. Адвокатура в Российской Федерации: учеб. пособие / под ред. А.В. Гриненко. М., 2003.
Кони А.Ф. Заключительные прения сторон в уголовном процессе. Собр. соч. Т. 4. С. 359. М. : Юридическая литература, 1967.
Васьковский Е.В. Организация адвокатуры. В 2 ч. Ч. 1. Очерк всеобщей истории адвокатуры. СПб., 1893.
Основы компетентной и самоуправляемой организации адвокатов, по мнению большинства исследователей, заложила Судебная реформа Александра II 1864 года [17]. Предпосылки для этого были заложены крестьянской реформой 1861 года, когда в России стало появляться значительное количество частных земельных собственников, крестьяне были признаны субъектами права, могли самостоятельно заключать договоры, вести судебные дела, приобретать имущество. Идеологом учреждения адвокатуры являлся К.П. Победоносцев, справедливо полагавший, что адвокатура — необходимая гарантия состязательности в процессе, а также возможность слабому и бедному выиграть судебный процесс против сильного и богатого. 8 сентября 1858 года начальник второго отделения имперской канцелярии граф Д.Н. Блудов представил императору Александру II доклад на тему «Об установлении присяжных стряпчих» [18]. Этот доклад содержал предложение об учреждении в России адвокатуры по западному образцу [19]. Согласно «Основным положениям преобразования судебной части в России», утверждённым Александром II 29 сентября 1862 года [20] по итогам работы Комиссии Д.Н. Блудова, присяжные поверенные не должны были стать государственными служащими, они рассматривались как «установленные в государственных интересах лица свободной профессии». «Учреждение судебных установлений», утверждённое Александром II 20 ноября 1864 года, чётко определило правовой статус адвокатов — присяжных поверенных, а также требования, предъявляемые к ним. Именно в результате реформ 1864 года в России окончательно сформировалась адвокатская профессия, обладавшая как западными, так и традиционно русскими чертами.

В соответствии со статьёй 354 данного акта присяжными поверенными могли быть лица, имевшие аттестаты университетов или других высших учебных заведений об окончании курса юридических наук либо «по выдержании экзамена в сих науках, если сверх того прослужили не менее пяти лет по судебному ведомству в таких должностях, при исправлении которых могли приобрести практические сведения в производстве судебных дел» [21], или состоявшие не менее пяти лет кандидатами на должности по судебному ведомству, или если они занимались судебной практикой под руководством присяжных поверенных в качестве их помощников. При этом указанные лица должны были быть не моложе 25 лет. Присяжные поверенные приписывались к судебным палатам и избирали место жительства в одном из городов округа той палаты, к которой они были приписаны. Таким образом, профессиональные объединения присяжных поверенных организовывались по территориальному признаку. Присяжные поверенные объединялись в особую корпорацию — сословие присяжных поверенных. Для таких корпораций было характерно внутреннее самоуправление в виде выборных органов — советов присяжных поверенных. Такие советы образовывались при окружной судебной палате и высший надзор за их деятельностью осуществлялся судебной палатой и Правительствующим сенатом. Как отмечалось в официальной литературе того времени, совет присяжных поверенных, не лишая поверенных необходимой для защиты их доверителей самостоятельности, вместе с тем был призван способствовать скорому и действительному ограждению частных лиц от стеснений поверенных, служил средством к водворению и поддержанию между поверенными чувства правды, чести и сознания нравственной ответственности перед правительством и обществом [22]. Несмотря на существование определённого судебного контроля, присяжная адвокатура являлась компетентной и самоуправляемой организацией адвокатов. В задачи адвокатуры помимо защиты по уголовным делам входило представительство сторон в гражданском процессе и оказание юридической помощи населению, включая бесплатные консультации для бедных. Учреждение присяжной адвокатуры «было встречено горячим общественным сочувствием» [23].

В результате Судебной реформы 1864 года, как отмечал её современник — русский цивилист и выдающийся адвокат Е.В. Васьковский, организация русской адвокатуры строилась на следующих принципах:

  • совмещение правозаступничества с судебным представительством;
  • относительная свобода профессии;
  • формальное отсутствие связи с магистратурой;
  • корпоративность и сословность организации, сочетавшаяся с элементами дисциплинарной подчинённости судам;
  • договорное определение суммы гонорара [24].
См.: Свод законов Российской империи. Т. X. 1857. С. 184, 191.
Джаншиев Г. Отрицательный юбилей // Юридическое обозрение. 1884. № 190. С. 312.
Кони А.Ф. На жизненном пути. Т. 1. 4-е изд. М., 1977.
См.: Васьковский Е.В. Будущее русской адвокатуры. СПб., 1893.
Декларация Временного правительства о его составе и задачах: хрестоматия по истории отечественного государства и права. М.: Зерцало, 1998. С. 331.
СУ Временного правительства. 1917. № 132. С. 706.
Скрипилов Е.А. Карательная деятельность Временного правительства и аппарат её проведения. М., 1970. С. 237–242.
25 мая 1874 года «Правилами о лицах, имеющих право быть поверенными по судебным делам» судебные установления закрепили институт частных поверенных. Подробно правовое положение частных поверенных было регламентировано в статьях 406.1–406.19 Судебного учреждения, в своде Законов 1892 года [25]. По сфере своей деятельности они совпадали с присяжными поверенными. Разница между ними заключалась в том, что присяжные поверенные имели право выступать в любом суде, а частные поверенные — только в судах, выдавших им такое разрешение. Предполагалось, что частные поверенные будут заниматься лишь гражданскими делами, однако впоследствии, пользуясь положениями статьи 565 Устава уголовного судопроизводства, частные поверенные стали вести уголовные дела. Требования, предъявлявшиеся к частным поверенным, были весьма заниженными. Ими могли стать любые грамотные, совершеннолетние, не отлучённые от церкви, не исключённые со службы, из своего сословия или из ходатаев по чужим делам, не лишённые по суду всех прав состояния, не преданные суду за преступления, влекущие лишение всех прав состояния. Таким образом, частные поверенные не должны были в обязательном порядке иметь юридическое образование и проходить стажировку, что негативно сказывалось на развитии такого признака адвокатуры, как уровень квалификации её членов. Попытка легализовать деятельность «подпольных» адвокатов, имевших репутацию мошенников, оказалась неудачной.Многие из присяжных поверенных оценивали это решение сугубо отрицательно ещё и по той причине, что данный закон распространялся на помощников присяжных поверенных. «По какой-то непонятной причине правила эти были распространены и на младших членов адвокатской корпорации, помощников присяжных поверенных» [26]. Фактически этот закон уравнял помощников присяжных поверенных с их «старшими братьями» в статусе патентованных присяжных поверенных. Более того, в результате была создана ещё одна форма адвокатуры, которая по факту конкурировала с присяжной адвокатурой, формально входя в неё.

В первые годы своего существования адвокатура как сообщество лиц, профессионально оказывающих юридическую помощь, демонстрировала свои лучшие качества. Юридическая помощь рассматривалась тогда как необходимая социальная миссия адвокатуры. Но уже в 80-х годах XIX века широкое распространение получает взгляд на правозащитника «как на производителя труда, составляющего известную ценность, оплачиваемую эквивалентом, в зависимости от тяжести работы и способности работника. Для защиты нет чистых и грязных, правовых и неправовых дел, а есть лишь даваемый обвинением повод противопоставить доводам прокурора всю силу и тонкость своей диалектики, служа ближайшим интересам клиента и не заглядывая за далёкий горизонт общественного блага» [27]. В конце 90-х годов XIX века в адвокатуре наметился конфликт между молодой адвокатурой и органами сословия. В Москве молодые помощники присяжных поверенных образовали так называемый бродячий клуб, ставивший своей целью «поднять профессиональный и общественный уровень адвокатуры». Члены клуба открыли консультацию для оказания юридической помощи рабочему и крестьянскому населению. Деятельность адвокатской корпорации выявила множество проблемных и болезненных для самой адвокатуры вопросов [28]. Стала очевидной необходимость реформирования этого института.

В феврале 1917 года в России произошёл переход от монархической к республиканской форме правления. Произошедшая Февральская революция 1917 года породила надежду на демократизацию как самого российского общества, так и адвокатуры. Так, Декларация Временного правительства от 3 марта 1917 года гласила, что Временный комитет членов Государственной Думы достиг такого успеха, который позволяет ему приступить к более прочному устройству исполнительной власти. В этой же Декларации провозглашались: полное и немедленное амнистирование заключённых по всем политическим и религиозным делам; свобода вероисповедания, слова, печати, союзов, собраний и стачек; отмена всех сословных и национальных ограничений; снятие запрета на занятие женщин адвокатской практикой [29]. После Февральской революции Советы присяжных поверенных получили возможность действовать как независимые учреждения. Была расширена и социальная база адвокатского сословия: Министерство юстиции разрешило принимать в адвокатуру всех помощников присяжных поверенных еврейской национальности (в марте–апреле 1917 года этого требовали сами адвокаты). Также в 1917 году Временное правительство приняло Постановление, разрешавшее женщинам заниматься адвокатской практикой и вступать как в присяжные, так и в частные поверенные [30]. Подкомиссия по пересмотру Положения об адвокатуре подготовила проект закона о создании в России независимого сословия присяжной адвокатуры. Высшим её органом должен был быть съезд, в округах судебных палат — общее собрание присяжных поверенных и совет адвокатов. При этом полномочия собрания и совета, правила для поступления в адвокатское сословие не менялись [31]. К сожалению, указанный закон так и не был принят, так как вскоре в России опять произошла смена власти.
Декрет СНК от 24 ноября 1917 г. «О суде» // СУ. 1917. № 4. Ст. 50.
См.: Гаврилов С.Н. Адвокатура в Российской Федерации: учеб. пособие. М., 2000.
Инструкция Наркомюста от 19 декабря 1917 года. «О революционном трибунале, его составе, делах, подлежащих его ведению, налагаемых им наказаниях и о порядке ведения его заседаний» // СУ. 1917. № 12. Ст. 170.
СУ РСФСР. 1918. № 26. Ст. 347.
Положение от 30 ноября 1918 года «О народном суде РСФСР» // Сборник документов. Материалы Народного комиссариата юстиции. Вып. 11, 12.
Положение от 21 октября 1920 года «О народном суде РСФСР» // СУ РСФСР. 1920. № 83. Ст. 407.
См.: Гаврилов С.Н. Актуальные вопросы организации адвокатуры и участия защитника в уголовном процессе в России. История и современность. М., 1998.
Роспуск старых коллегий адвокатов с образованием новых коллегий правозаступников, произошедший после Октябрьской революции 1917 года, безусловно, стал шагом назад в развитии института адвокатуры. В соответствии с Декретом СНК «О суде» № 1 от 24 ноября 1917 годах [32]. помимо присяжной адвокатуры упразднялись институт прокуратуры, отделы уголовных расследований, была реорганизована практически вся судебная система. Но если большинство юридических учреждений должны были создаваться вновь на революционных началах, то для присяжной адвокатуры создание новых правовых норм не предусматривалось. Теперь любой человек, обладавший гражданскими правами, независимо от пола, мог выступать в качестве адвоката. Таким образом, адвокатская деятельность перестала быть профессией, что откинуло её по уровню организационного статуса к дореформенным (1864 года) временам [33]. Инструкция о революционных трибуналах от 19 декабря 1917 года [34] является первым официальным актом новой власти, который содержал попытку создания советской адвокатуры. В соответствии с этой Инструкцией Наркомюст РСФСР образовал при революционных трибуналах коллегии правозаступников. В обязанности членов коллегий входили и обвинение, и защита. В такие коллегии могли вступать любые лица, желающие «помочь революционному правосудию» и представившие рекомендации от Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. Поэтому те, кто участвовал в качестве защитников, по сути никакой юридической помощи не оказывали.

Декретом Совнаркома от 7 марта 1918 года № 2 «О суде» [35] при Советах рабочих, солдатских и крестьянских депутатов учреждались коллегии правозаступников, то есть лиц, посвящающих себя правозаступничеству как в форме общественного обвинения, так и в форме общественной защиты. В эти коллегии могли вступать лица, избираемые Советами рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. Только эти лица имели право выступать в суде за плату. Поиск оптимальной для новой власти организации адвокатуры привёл к тому, что 30 ноября 1918 года было принято Положение о народном суде РСФСР [36], в соответствии с которым при Советах рабочих и крестьянских депутатов учреждались коллегии защитников, обвинителей и представителей сторон в гражданском процессе. Этим Положением коллегии правозаступников были переименованы в «коллегии защитников, обвинителей и представителей сторон в гражданском процессе». Члены новых коллегий становились государственными служащими и получали оклад в размере, установленном для народных судей. При этом для исключения личных контактов между адвокатом и клиентом закон запрещал гражданам обращаться за юридической помощью непосредственно к адвокату. Необходимые прошения как по уголовным, так и по гражданским делам должны были направляться руководству коллегии или в суд, которые и назначали адвокатов. Более того, адвокат допускался к делу, если руководство коллегии признавало иск правомерным, а защиту по иску необходимой. Обязательным участие защитника в уголовном процессе было тогда, когда дело по его обвинению рассматривал народный суд с участием шести народных заседателей, то есть по делам об убийстве, разбое, изнасиловании, спекуляции, а также во всех случаях, когда по делу выступал обвинитель. Результатом создания такой адвокатуры стало стремительное сокращение численности адвокатов.

21 октября 1920 года ВЦИК принял дополнение [37] к Положению о народном суде РСФСР, которым коллегии правозащитников были упразднены. В качестве защитников теперь привлекались все граждане, которые по своей профессии, образованию, партийному или служебному опыту были подготовлены к исполнению обязанностей защитников в суде в порядке выполнения общественной повинности, в том числе консультанты отделов юстиции — структурных подразделений местных советов, призванных оказывать юридическую помощь населению. Всего в стране насчитывалось 650 работников отделов юстиции — такое мизерное количество, несомненно, не могло удовлетворить огромную потребность населения в квалифицированной юридической помощи, в связи с чем стало процветать подпольное оказание юридических услуг. Безусловно, это не устраивало новую власть, и на четвёртом Всероссийском съезде деятелей советской юстиции комиссар юстиции Д. Курский так определил перспективу развития адвокатуры: «Либо мы создадим организацию адвокатов, которая будет находиться под нашим контролем, либо возьмёт верх частная практика» [38]. На этом съезде была предложена для обсуждения реформа, затронувшая адвокатуру.
Постановление III сессии ВЦИК от 26 мая 1922 года «Об адвокатуре» // Еженедельник советской юстиции. 1922. № 21.
Положение о коллегии защитников от 5 июля 1922 года // СУ РСФСР. 1922. № 36. Ст. 425.
См.: Гаврилов С.Н. Указ. соч.
См.: О возможности вступления коммунистов в коллегии защитников. Циркуляр ЦК ВКП (б) № 97 от 2 ноября 1922 года // Еженедельник советской юстиции. 1923. № 1. С. 24.
Положение о судоустройстве РСФСР. Утверждено постановлением ВЦИК от 19 ноября 1926 года // Судебная власть в России: история, документы. В 6 т. Т. 5. М., 2003. С. 244, 245.
Гаврилов С.О., Негодяев В.В. Институциональные основы адвокатских объединений России на территории РСФСР в 1920–начале 1930-х годов // Гуманитарные, социально-экономические и общественные науки, 2018.
Топалов П. К вопросу о реорганизации коллегии защитников // Пролетарский суд. 1928. № 8. С.8.
Положение о коллективах членов коллегии защитников. Утверждено коллегией НКЮ 27 февраля 1932 года. Ч. 1. Ст. 3 // Адвокатура. Сборник документов. М., 2005.
За социалистическую законность. 1935. № 1.
См.: Стецовский Ю.И. Становление адвокатуры в России. М. : Волтерс Клувер, 2010. С. 124.
Сборник приказов и инструкций НКЮ СССР. Вып. 1. М., 1940. С. 98–100.
25 мая 1922 года было принято Положение «Об адвокатуре» [39], но поскольку в нём лишь в общих чертах говорилось о вновь создаваемых коллегиях защитников, то Народный комиссариат юстиции СССР 5 июля 1922 года принял Положение «О коллегии защитников» [40]. Согласно данному Положению коллегии защитников должны были создаваться в каждой губернии при губернских судах, а надзор за их деятельностью возлагался на суд, исполком и прокуратуру, что ставило такие коллегии в зависимость от государственных органов. В то же время коллегия являлась общественной организацией. В её состав не включались лица, работавшие в государственных учреждениях и на предприятиях, за исключением занимавших выборные должности, а также профессоров и преподавателей высших учебных заведений. Положение не устанавливало требований к лицам, желающим вступить в коллегии защитников, достаточно было иметь двухлетний стаж работы в органах советской юстиции. Руководство коллегией осуществлялось президиумом, избираемым общим собранием. Президиум имел широкий круг полномочий по приёму и исключению членов коллегии, рассмотрению дисциплинарных дел, организации юридических консультаций. Большинство членов новых коллегий составляли так называемые буржуазные специалисты — члены профессиональной корпорации, получившие образование при царском режиме. Статистика за 1923 год свидетельствует о том, что приблизительно 75% лиц, вступивших в коллегии, получили высшее юридическое образование в царских учебных заведениях [41]. Правящая партия коммунистов вводила в состав коллегий своих членов, пытаясь установить таким образом контроль за деятельностью корпорации изнутри и обеспечивая руководящее положение членов партии в коллегии защитников [42]. Многие принятые в адвокатуру коммунисты только числились адвокатами и вступали в коллегию для того, чтобы занять руководящие посты. Коммунистам в коллегиях запрещалось принимать дела по защите «буржуазных элементов» в их спорах против рабочих, государственных предприятий и учреждений. Нельзя было также защищать в судах «явных контрреволюционеров, расхитителей имущества и взяточников». Таким образом, в годы Советской власти государство основные усилия направляло на установление полного государственного и партийного контроля над адвокатурой.

В годы НЭПа состояние адвокатской корпорации продемонстрировало тенденцию к усилению самостоятельности от партийно-советского и судебного аппарата. Данное обстоятельство не вполне удовлетворяло власть, инициировавшую корректировку законодательства об адвокатуре. Результатом этого стали разработка и принятие нового нормативного правового акта, регламентировавшего деятельность коллегий защитников — «Положения о судоустройстве РСФСР», утверждённого постановлением ВЦИК от 19 ноября 1926 года [43]. Повышенное внимание к адвокатуре своеобразно отразилось на структуре Положения 1926 года — её институциональным основам была посвящена целая глава, детально регламентировавшая как внутреннюю организацию коллегий (статьи 80, 81, 87), так и её практическую деятельность (статья 84). Существенной новеллой стало снятие ограничений в количественном составе коллегий. По мнению С.О. Гаврилова и В.В. Негодяева, законодатель рассчитывал этим не только и не столько увеличить количество адвокатов, сколько обеспечить новый, лояльный к власти и послушный ей социальный состав коллегий [44]. С той же целью исполкомам Советов было предоставлено ранее отсутствовавшее у них право отзыва отдельных защитников, причём основания для принятия подобных решений установлены не были, что создавало формальные основания для произвола. Положение 1926 года внесло некоторые коррективы и в практическую деятельность адвокатов. Последним было разрешено совмещать должности юрисконсульта с адвокатской практикой, что создавало дополнительные возможности с точки зрения доходов. В то же время в Положении 1926 года прослеживается стремление ограничить частную адвокатскую практику. Статья 84 определяет в качестве главной обязанности члена коллегии оказание бесплатной юридической помощи (консультации населения, бесплатная защита по уголовным и гражданским делам по предложению суда, либо по назначению президиума); уклонявшиеся от подобных поручений защитники могли быть подвергнуты исключению из коллегий.

С конца 1927 года комиссариаты юстиции стали поощрять образование в коллегиях защитников трудовых коллективов, но насильственные попытки коллективизировать адвокатуру не привели к успеху. В 1928 году по инициативе коллегии Народного комиссариата юстиции была начата борьба с частнопрактикующими адвокатами, которые якобы «способствовали засорению адвокатуры». Акцент делался исключительно на коллективную консультационную форму деятельности. В постановлении Наркомата юстиции «О реорганизации коллегии защитников», принятом 12 сентября 1928 года, указывалось на необходимость создания адвокатских коллективов при окружных судах. Формирование кадрового состава новых объединений защитников планировалось осуществлять одновременно с проверкой компетентности и идеологической подкованности будущих защитников [45]. 27 февраля 1932 года Народный комиссариат юстиции СССР утвердил новое «Положение о коллективах членов коллегии защитников» [46]. В соответствии с ним высшими органами управления коллектива являлись общее собрание членов коллектива, бюро коллектива, ревизионная комиссия. Юридические консультации создавались для оказания юридической помощи населению, при этом большое внимание уделялось созданию консультаций в сельских местностях и рабочих районах. Решение об открытии новых консультаций принималось президиумом коллегии. Членам коллегии защитников было запрещено заниматься иной юридической деятельностью, за исключением работы в качестве юрисконсульта предприятий и учреждений по совместительству, а также научной, педагогической и литературной деятельности. Размер вознаграждения за оказанную юридическую помощь определялся таксой, которая вырабатывалась президиумом коллегии и утверждалась соответствующим судом. Неимущим лицам и гражданам с небольшим заработком юридическая помощь должна была оказываться бесплатно. В конце 1934 года был подготовлен проект нового закона об адвокатуре (который так и не был принят), в котором наряду с коллективной формой организации корпорации разрешалась и частная практика [47]. 22 декабря 1938 года Народный комиссариат юстиции СССР выпустил директиву «О работе коллегий защитников», ознаменовавшую, по мнению Ю.И. Стецовского, начало кампании по окончательной трансформации адвокатуры в верноподданническое советское учреждение [48]. 29 декабря 1938 года вышел Приказ наркома юстиции СССР № 106 «Об улучшении работы адвокатуры» [49], которым был намечен ряд мер, включающих чистку, укомплектование коллегий, борьбу с «рвачеством», повышение юридической квалификации, мобилизацию молодых кадров и «укрепление президиумов». Началась чистка. Президиумы многих коллегий защитников были распущены, а взамен сформированы оргбюро.
СП СССР. 1939. № 49. Ст. 394.
Хаски Ю. Российская адвокатура и советское государство. Происхождение и развитие советской адвокатуры. 1917–1939. М., 1993.
СЮ. 1939. № 23/24.
Инструкция НКЮ СССР № 47 от 23 апреля 1940 г. «О порядке прохождения стажерами практики в юридических консультациях коллегий адвокатов» // Советская адвокатура: сборник нормативных материалов. 2-е изд. М. : Юрид. изд-во НКЮ СССР. 1944. С. 15–16.
См.: Кодинцев А.Я. Управление советской адвокатурой накануне Великой Отечественной войны // Адвокат. 2007. № 6.
Приказ НКЮ СССР № 48 от 14 июня 1943 года.
Письмо НКЮ СССР № Д-21 от 6 марта 1943 года «Об оказании юридической помощи военнослужащим, членам их семей и инвалидам Отечественной войны» // Советская адвокатура: сборник нормативных материалов. 2-е изд. М. : Юрид. из-во НКЮ СССР. 1944. С. 25–27.
См.: Приказ НКЮ СССР № 21 от 19 марта 1943 г. «Об улучшении работы юридических консультаций коллегий адвокатов» // Советская адвокатура: сборник нормативных материалов. 2-е изд. М. : Юрид. изд-во НКЮ СССР. 1944. С. 24–25.
В ЦК ВКП(б). О расширении и улучшении юридического образования в стране // Советское государство и право. М., 1946.
См.: Hammer D. Legal education in the USSR // Soviet studies. July, 1957. P. 4.
Постановление коллегии МЮ РСФСР № 7-П от 8 октября 1955 года «О подборе, расстановке и воспитании кадров адвокатов РСФСР». ГАРФ. Ф. А-353. Оп. 13. Ед. хр. 737.
Положение об адвокатуре СССР, утверждённое Совнаркомом 16 августа 1939 года [50], послужило моделью для всех последующих законов о корпорации. Было введено новое название советской защиты — адвокатура. Вместо съездов защитников вводилось общее собрание членов коллегии адвокатов, которое собиралось два раза в год. Коллективы преобразовывались в юридические консультации. Основные функции сохранялись за прежними адвокатскими органами, но при этом были усилены полномочия органов управления. Президиум получил право организации и руководства деятельностью юридических консультаций, право утверждать их сметы и штаты (ст. 16). Положение предусматривало организацию адвокатуры в виде краевых, областных и республиканских коллегий. Таким организационное построение адвокатуры оставалось вплоть до принятия Закона об адвокатуре и адвокатской деятельности 2002 года. В соответствии с Положением членами коллегий адвокатов могли стать лица, имеющие высшее юридическое образование, среднее юридическое образование при стаже работы по юридической специальности не менее одного года, а также не имеющие юридического образования, но проработавшие на юридических должностях не менее трёх лет. Это способствовало пополнению адвокатского корпуса выходцами из рабочего населения. Численность адвокатов выросла приблизительно с 6 тыс. членов в 1931 году до 13 тыс. в 1947 году [51]. Государство не утратило надзорных полномочий в отношении адвокатуры — их осуществляли Наркомат юстиции СССР и его региональные подразделения, которые издавали обязательные для исполнения директивы, регламентирующие деятельность коллегий адвокатов. При этом непосредственное руководство коллегией осуществлял её выборный президиум. Президиум коллегии назначал руководителей юридических консультаций, в полномочия которых входило распределение дел между адвокатами в коллегии, установление размера платы за юридическую помощь, контроль качества работы адвокатов коллегии. Заниматься адвокатской деятельностью могли лишь члены коллегии и только через юридическую консультацию, а не путём оказания индивидуальных юридических услуг. Через юридическую консультацию должна была производиться и оплата труда адвоката.

Положение об адвокатуре СССР 1939 года действовало до 1962 года, то есть более 20 лет. В этот период продолжался процесс по установлению полного контроля над адвокатурой. Для этого были созданы необходимые предпосылки. После Положения об адвокатуре СССР была принята целая серия нормативных правовых актов, определяющих порядок работы и деятельности коллегий адвокатов, таких как Инструкция НКЮ СССР «О порядке оплаты юридической помощи, оказываемой адвокатами населению» от 2 октября 1939 года [52], Инструкция НКЮ СССР «О порядке прохождения стажёрами практики в юридических консультациях адвокатуры» от 23 апреля 1940 года [53] и др. Административное вмешательство проявлялось в продолжающихся чистках адвокатуры, установлении почти фиксированной системы оплаты труда, ревизиях работы адвокатских организаций, в ротации кадров. Одновременно власть прилагала усилия по увеличению коммунистической прослойки среди адвокатов. Органы адвокатского самоуправления отрывались от рядовых адвокатов и бюрократизировались [54].

В период Великой Отечественной войны адвокаты находились в сложном финансовом положении, возникла необходимость в организации ускоренной системы подготовки новых специалистов в области права для пополнения рядов адвокатов, так как многие вступали в ряды Советской армии или уходили в ополчение. Кроме армии адвокатов переводили на работу в суды, прокуратуру. Действовали шестимесячные курсы адвокатов-стажёров. Продолжавшие свою деятельность адвокаты оказывали большую помощь военнослужащим, членам их семей, инвалидам войны. Был увеличен перечень случаев, когда указанным лицам помощь оказывалась бесплатно [55]. НКЮ СССР письмом № Д-21 от 6 марта 1943 года [56] обязал президиумы коллегий для оказания такой помощи выделять наиболее квалифицированных адвокатов. Работа и организация адвокатуры определялись условиями военного времени. Необходимость отказа от многих прав граждан и прав адвокатов, в частности в военных трибуналах, объяснялась выполнением задач обороны страны в тяжелейших условиях. Но адвокатура как институт не упразднялась. Ранее установленные принципы её организации и деятельности продолжали действовать после войны в полном объёме. Со второй половины 1943 года в связи с возвращением адвокатов в освобождённые районы ощущалась острая нехватка опытных кадров по всей стране. За время войны состав коллегий адвокатов сократился на 55 %. Уровень адвокатских услуг в целом падал, что констатировалось в актах НКЮ СССР [57]. После победы в Великой Отечественной войне задачи адвокатуры изменяются. Главными становятся: заполнение кадрами всех свободных районов; подготовка и переподготовка адвокатов (профессиональная и идейно-политическая); участие в работе судов и трибуналов; оказание помощи суду и прокуратуре в деле проведения революционной законности; вовлечение всех адвокатов в общественные работы, прежде всего в избирательные компании. В октябре 1946 года ЦК КПСС издал постановление «О расширении и улучшении юридического образования» [58], в результате чего численность студентов-юристов возросла в 50-е годы примерно до 45 тыс. чел. [59] Благодаря улучшению юридического образования, а также в результате повышения статуса защиты в уголовном судопроизводстве, по крайней мере по закону, большее количество людей в хрущёвский период старались стать адвокатами, однако контроль государства за ростом численности адвокатов мешал увеличению численности адвокатов до уровня, соответствующего реальному спросу [60].
Заседания Верховного Совета СССР четвертого созыва (шестая сессия). М., 1957.
Закон СССР от 25 декабря 1958 года «Об утверждении основ уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик» // Свод законов СССР. 1990. Т. 10. С. 577. Ведомости ВС СССР. 1959. № 1. Ст. 15.
Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1962. № 29. Ст. 450.
Брежнев Л.И. Речь перед избирателями Бауманского района г. Москвы 12 июня 1971 года // Известия. 1971.12 июня.
Постановление ЦК КПСС, Совмина СССР от 23.12.1970 № 1025 «Об улучшении правовой работы в народном хозяйстве». СП СССР, 1971. № 1. Ст. 1.
Закон СССР от 30 ноября 1979 г. «Об адвокатуре в СССР» // Ведомости ВС СССР. 1979. № 49. С. 846; СЗ СССР. Т. 10. С. 109.
Положение об адвокатуре РСФСР от 20 ноября 1980 года // Ведомости ВС РСФСР. 1980. № 48. С. 1596.
Изменение политической ситуации в стране, окончание периода репрессий и наступление «хрущёвской оттепели» привели к реформированию законодательства, что также сказалось и на изменении отношения государства к адвокатуре. На Шестой сессии Верховного Совета СССР в 1957 года Н.С. Хрущёв в своей речи призвал адвокатов «помогать усилению социалистической законности и отправлению правосудия» [61]. С этой целью были внесены изменения в Основы уголовно-процессуального законодательства СССР 1958 года [62] (далее — Основы) и в отдельные уголовно-процессуальные кодексы союзных республик. У защитников появилось гораздо больше возможностей вступать в дела в отношении некоторых категорий подзащитных на более ранних стадиях уголовного судопроизводства. Защитник мог уже на стадии предварительного расследования представлять интересы несовершеннолетних, инвалидов, людей, не говоривших на языке судопроизводства (статья 22 Основ). В 50–60-х годах XX века адвокатура постепенно отходит от всеобъемлющего государственного контроля. Закон РСФСР от 25 июля 1962 года утвердил Положение об адвокатуре РСФСР [63] (далее — Положение), согласно которому коллегии адвокатов определялись как добровольные объединения лиц, занимающихся адвокатской деятельностью, организационной формой которой были лишь юридические консультации. В основу организации адвокатуры был положен территориальный принцип её построения, действовали республиканские, краевые, областные и городские коллегии адвокатов. Положение по-новому определяло подконтрольность коллегий адвокатуры, а также значительно расширяло права адвокатов. В частности, статья 26 предоставляла адвокату право запрашивать справки, характеристики и иные документы из государственных или общественных организаций. Руководство и контроль за деятельностью коллегий адвокатов возлагались на Советы Министров АССР, исполнительные комитеты краевых, областных (в Москве и Ленинграде — городских советов). Общее руководство адвокатурой в РСФСР осуществлялось Министерством юстиции РСФСР. Несмотря на это, коллегии адвокатов имели систему самоуправления, включающую несколько органов: общее собрание (конференция) членов коллегии адвокатов, президиум и ревизионную комиссию. Произошли изменения в требованиях, предъявляемых к претендентам в адвокаты. В соответствии со статьёй 9 Положения членами коллеги адвокатов могли быть граждане СССР, имеющие высшее юридическое образование и стаж работы по специальности не менее двух лет. В виде исключения с разрешения Совета Министров автономной республики, исполнительного комитета краевого, областного, Московского и Ленинградского городских Советов депутатов трудящихся в члены коллегии могли приниматься лица, не имеющие высшего юридического образования, при наличии стажа работы по специальности юриста не менее пяти лет.

С проведением в 1965 году в СССР экономической реформы (так называемая «реформа Косыгина») расширились обязанности адвокатов в сфере применения хозяйственного права, хотя большинство гражданских дел продолжали рассматриваться без участия адвокатов. Выступая перед избирателями Бауманского района Москвы 12 июня 1971 года, Л.И. Брежнев говорил о «дальнейшем укреплении и развитии советского законодательства, гарантирующего строжайшее соблюдение социалистической законности и правопорядка» [64], что, в частности, касалось прерогатив государства в экономической области. 23 декабря 1970 года ЦК КПСС и Совет Министров выпустили совместное постановление «Об улучшению правовой работы в народном хозяйстве» [65], в котором предусматривались меры по работе адвокатов на тех предприятиях, где не было постоянных юрисконсультов. Тем самым ликвидировался пробел в их юридическом обслуживании. 8 декабря 1972 года Министерство юстиции СССР утвердило типовой договор «Об оказании правовых услуг на предприятиях, в институтах и других организациях (кроме колхозов) юридическими консультациями при коллегиях адвокатов». В 1973 году Министерство юстиции утвердило новый типовой договор, разрешивший адвокатам предоставлять правовые услуги колхозам.

В конце 1970-х годов велась дальнейшая разработка вопросов правового регулирования института адвокатуры. В 1977 году была принята Конституция СССР, впервые провозгласившая адвокатуру публичным институтом (ст. 161). Верховный Совет СССР 30 ноября 1979 года принял Закон «Об адвокатуре в СССР» [66], а 20 ноября 1980 года Верховный Совет РСФСР — Закон РСФСР «Об утверждении Положения об адвокатуре РСФСР» [67], который действовал до принятия в 2002 году ныне действующего ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации». Эти документы чётко определили новые права и обязанности адвокатов, хотя и не внесли принципиальных изменений в структуру адвокатуры. С одной стороны, адвокатуре была предоставлена большая легитимность, с другой — продолжала существовать зависимость от Минюста СССР (РСФСР). Коллегии адвокатов рассматривались как «общественные организации», но могли быть образованы только с одобрения местных государственных органов и республиканского Министерства юстиции. В частности, Закон об адвокатуре установил, что коллегия адвокатов образуется по заявлению группы учредителей, состоявших из лиц, имевших высшее юридическое образование, или по инициативе исполнительного и распорядительного органа Совета народных депутатов. Данное предложение об образовании коллегии следовало направить в Министерство юстиции союзной республики, которое предоставляло его для утверждения и регистрации в Совет Министров союзной республики. Адвокатами могли стать лишь граждане, имеющие высшее юридическое образование. Лица, не имевшие стажа работы по юридической специальности или имевшие стаж менее двух лет, могли быть приняты в коллегию после стажировки от шести месяцев до одного года, а лица, имевшие стаж работы по юридической специальности не менее двух лет, могли быть приняты в члены коллегии при условии прохождения испытательного срока продолжи­тельностью до трёх месяцев. Положение также закрепило трудовые и социальные права адвокатов: право на отпуск, на пособие по государственному социальному страхованию и на пенсионное обеспечение.


Ведомости ВС СССР. 1986. № 47. Ст. 964. Свод законов СССР. Т. 2. Ст. 48, 1990 год.
Ведомости ВС СССР. 1988. № 22. Ст. 355. Свод законов СССР. Т. 5. Ст. 6-34-10.
Становление адвокатуры в РФ: учеб. пособие. Авторский коллектив Allpravo.ru. 2003.
Барановский А. Становление современной российской адвокатуры и Закон об адвокатуре (1989–2002 гг.) // Адвокатская газета. 2018. 28 декабря. (дата обращения: 25.04.2020).
Хозяйство и право. 1991. № 6.
См.: Ляпина Д.Р. Развитие конституционно-правовых норм об адвокатуре в советский период с 1917 года до начала 90-х годов XX века // Бизнес в законе. 2010. № 3.
См.: Становление адвокатуры в РФ: учеб. пособие. Авторский коллектив Allpravo.ru. 2003.
СЗ РФ. 1995. № 17. Ст. 1550.
В 1986–1988 годах в СССР произошёл «кооперативный бум»: во всех сферах деятельности — от медицины до «оборонки» — стали появляться кооперативы. Законы СССР от 19 ноября 1986 года № 6050-XI «Об индивидуальной трудовой деятельности» [68] и от 26 мая 1988 года № 8998-XI «О кооперации в СССР» [69] официально разрешили частное предпринимательство. Кооперативы начали формироваться и в сфере оказания юридических услуг, при этом их члены не являлись адвокатами, но брались за оказание юридической помощи. Так, в декабре 1986 года на базе юридического отдела Ленинградского научно-производственного объединения «Электронмаш» было создано внештатное хозрасчетное бюро юридических услуг. Оно предназначалось для обслуживания предприятий, кооперативов, не имеющих в штате юрисконсультов или юридических служб с правом представительства и защиты интересов по гражданским и уголовным делам. В январе 1989 года на его основе создаётся Ленинградский союз юридических кооперативов, а в декабре того же года — Межрегиональный союз правовых кооперативов, объединивший 50 кооперативов страны с более чем 600 участниками. В Москве в 1989 году на принципах хозрасчёта и самофинансирования был создан Московский государственный центр правовой помощи предприятиям по предупреждению правонарушений. Штатная численность Центра составляла 80 чел. [70] В попытках удержать профессию в рамках традиций и регламентировать некие «правила игры» были созданы Союз адвокатов СССР (1989 год) и Союз адвокатов России (1990 год), но общественно-политическая жизнь страны ускорялась невиданными темпами [71]. «Инструкция об оплате юридической помощи, оказываемой адвокатами гражданам, предприятиям, учреждениям, организациям и кооперативам» [72], утверждённая Минюстом СССР 10 апреля 1991 года, впервые установила не максимальный, а минимальный размер оплаты доверителем услуг адвоката, что открыло путь к легальным высоким заработкам советских, а потом и российских адвокатов.

В декабре 1991 года прекратил своё существование СССР, исчезло Советское государство, но не перестало действовать советское право. Положение об адвокатуре РСФСР 1980 года оставалось в силе и после распада Советского Союза. Его продолжительное применение (до 31 мая 2002 года) было обусловлено длительным и весьма мучительным поиском компромисса между сторонниками огосударствления института адвокатуры и сторонниками его полной независимости от государства [73]. С началом становления современной России стали возможными и начали развиваться иные формы оказания юридической помощи. В стране начался интенсивный процесс зарождения альтернативных форм деятельности по оказанию на договорной основе платных юридических услуг населению по образцу кооперативов. Новые условия российской действительности потребовали резкого увеличения объёма юридической помощи гражданам и субъектам предпринимательской деятельности. Родились новые экономические структуры и новые отношения между ними, им потребовались специалисты, способные грамотно решать возникающие споры и претензии. В результате ушёл в прошлое и монополизм на оказание юридической помощи. В то же время между Минюстом России и адвокатурой шла своеобразная борьба по поводу проекта закона об адвокатуре. Адвокатура хотела получить закон, дававший ей полную независимость от государства, а Минюст, наоборот, пытался провести законопроект, который противоречил основным принципам формирования адвокатского корпуса и деятельности адвокатуры как саморегулирующейся организации. Ни одна из сторон не была готова идти на компромисс. Результат оказался весьма плачевным для всех. Минюст санкционировал создание «альтернативных» коллегий адвокатов [74]. Помимо так называемых «традиционных» адвокатских коллегий стали легитимны и другие формы адвокатских организаций и объединений — в рамках эксперимента, проводимого Министерством юстиции РФ, многие профессионалы-юристы образовали «нетрадиционные» коллегии и начали свою работу в новых условиях. Появились так называемые бюро, фирмы, кабинеты, индивидуально практикующие адвокаты. Также стало возможным лицензирование деятельности на рынке оказания юридических услуг. Положением о лицензировании деятельности по оказанию платных юридических услуг на территории РФ (утверждено постановлением Правительства Российской Федерации от 15 апреля 1995 года № 344 [75]) Министерству юстиции Российской Федерации и органам юстиции субъектов Российской Федерации была разрешена выдача лицензий на оказание платных юридических услуг физическим лицам (индивидуальным предпринимателям) и юридическим лицам независимо от их организационно-правовой формы при условии, что лицензиат имеет диплом образовательного учреждения Российской Федерации о высшем юридическом образовании и стаж работы по юридической специальности не менее трёх лет. К концу 1995 года в России наряду с традиционными коллегиями адвокатов официально было зарегистрировано около 40 «параллельных» коллегий. Таким образом, достаточно быстро сформировался ещё один слой лиц, оказывавших юридические услуги, которые действовали параллельно адвокатуре. Впоследствии лицензирование в сфере оказания юридических услуг было упразднено, однако альтернативные формы адвокатских организаций продолжали существовать вплоть до принятия Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» в 2002 году.

Закон об адвокатуре разрабатывался и принимался 10 лет (с 1992 по 2002 год) в силу как упомянутого выше противостояния адвокатуры и государства в лице Минюста России, так и внутренних противоречий между «традиционной» и «альтернативной» адвокатурами. Жаркие дискуссии продолжились после принятия Закона в первом чтении в 1996 году. По сути, проект декларировал абсолютную свободу: хотите — объединяйтесь, хотите — действуйте самостоятельно, а значит, бесконтрольно. В тех условиях адвокатура проявила подлинную сплочённость. Её представители ездили в Государственную Думу и Совет Федерации, органы исполнительной власти, объясняли, доказывали, добивались. И их услышали на самом высоком уровне. В результате был принят закон, который, по оценкам экспертов Совета Европы, признан одним из лучших российских законов, соответствующим всем международным стандартам [76].
Закон от 31 мая 2002 года № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» // Собрание законодательства Российской Федерации от 10 июня 2002 года № 23. Ст. 2102.
Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» 2002 года [77] стал прорывом в истории российской адвокатуры. В частности, им была установлена чёткая структура адвокатуры, закреплён принцип деятельности одного адвокатского сообщества в каждом регионе и тем самым решена проблема так называемых «параллельных» коллегий, предусмотрено право адвоката переходить из адвокатского образования, одного региона в другой, не теряя статуса. Закон не только предусмотрел чётко определённый терминологический аппарат («адвокатура», «адвокат», «адвокатская деятельность»), но и подробно регламентировал правовой статус адвоката, установил гарантии независимости и самоуправляемости профессии.На смену коллегиям республик, краёв и областей пришли адвокатские палаты субъектов федерации (высшим органом региональной адвокатской палаты является собрание (конференция) адвокатов, а коллегиальным исполнительным органом — Совет адвокатской палаты, также действуют ревизионная и квалификационная комиссии и президент палаты). С принятием Закона об адвокатуре для непосредственного осуществления адвокатской деятельности адвокаты получили возможность выбирать одну из четырёх организационно-правовых форм. Если раньше существовали только юридические консультации, то теперь выбор стоит между коллегией адвокатов, адвокатским бюро, адвокатским кабинетом и старой доброй юридической консультацией (правда, сохранились они лишь в отдалённых уголках России, поскольку согласно новому закону учреждаются лишь там, где на территории одного судебного района общее число адвокатов во всех адвокатских образованиях, расположенных на территории данного судебного района, составляет менее двух на одного федерального судью).Законом были существенно расширены права адвоката — теперь он может опрашивать с их согласия лиц, предположительно владеющих информацией, относящейся к делу, по которому адвокат оказывает юридическую помощь; собирать и предоставлять предметы и документы, которые могут быть признаны вещественными и иными доказательствами в порядке, установленном законодательством Российской Федерации; привлекать на договорной основе специалистов для разъяснения вопросов, связанных с оказанием юридической помощи.

В 2003 году был проведён I Всероссийский съезд адвокатов, учреждена Федеральная палата адвокатов Российской Федерации, избраны её органы, приняты Устав и Кодекс профессиональной этики. С этого момента началась новая эпоха развития российской адвокатуры как неотъемлемой части гражданского общества. К сожалению, международные стандарты, которым по оценкам экспертов Совета Европы полностью соответствует российский Закон об адвокатуре, на практике соблюдаются далеко не всегда. Например, Специальные докладчики по независимости судей и адвокатов Совета ООН по правам человека и Специальные представители Генерального секретаря ООН по вопросу о правозащитниках неоднократно отмечали, что в различных странах, в том числе в Российской Федерации, адвокаты становились объектом преследований в своём профессиональном качестве, поступала информация об угрозах адвокатам, ограничивались их свобода выражения мнений и право на ассоциацию, нарушались адвокатские иммунитеты. Ряд нарушений прав адвокатов в Российской Федерации становился объектом рассмотрения Европейского Суда по правам человека и Конституционного Суда Российской Федерации.

По итогам анализа практики Конституционного Суда Российской Федерации, Европейского Суда по правам человека, докладов международных органов и неправительственных организаций, и сообщений в СМИ были выявлены наиболее часто упоминаемые нарушения прав адвокатов со стороны различных российских государственных органов и самого профессионального адвокатского сообщества. К таким нарушениям можно отнести:
1
Нарушение прав адвокатов в системе ФСИН:

  • требование предоставить разрешение следователя/суда или другой документ для допуска к подзащитному;
  • отказ в свидании;
  • длительное ожидание свидания;
  • досмотр на входе;
  • плохое обустройство места для свидания;
  • препятствие к обмену бумагами, переписке с подзащитным в ходе свидания;
  • препятствия в работе с техникой;
  • прослушивание разговоров;
  • прерывание свидания;
  • досмотр адвоката и его вещей, изъятие документов у адвоката после свидания.

Перейти к разделу→
2
Нарушение профессиональных прав адвокатов оперативно-розыскными
и следственными органами
:

  • допрос адвоката с целью получить информацию, составляющую адвокатскую тайну;
  • допрос адвоката в качестве свидетеля с целью не допустить его дальнейшего участия в деле;
  • проведение обыска в помещениях адвокатских образований;
  • проведение оперативно-розыскных мероприятий в отношении адвокатов;
  • применение к адвокатам физического насилия с целью не допустить их участия в следственных действиях;
  • необоснованный отказ в допуске к доверителю;
  • предъявление обвинения в разглашении тайны следствия в целях выведения адвоката из дела;
  • предъявление обвинения в соучастии в преступлениях, предположительно совершённых доверителем, в целях выведения адвоката из дела;
  • привлечение к защите обвиняемого помимо адвоката по договору адвокатов по назначению, являющихся «карманными» адвокатами следствия.

Перейти к разделу→
3
Нарушение прав адвокатов судом:

  • удаление из зала суда активных адвокатов под предлогом нарушения распорядка судебного заседания;
  • применение к адвокатам физического насилия со стороны судебных приставов при выводе адвокатов из зала судебного заседания и здания суда.
Перейти к разделу→
4
Нарушение прав адвокатов профессиональным адвокатским сообществом:

  • привлечение адвокатов к дисциплинарной ответственности вплоть до лишения статуса в результате внутренних конфликтов в региональных адвокатских палатах

Перейти к разделу→
Рассмотрим более подробно, каково международное регулирование в данных сферах и указанные нарушения.

Перейти к разделу→
Made on
Tilda